Семь уроков счастья слова

Уроки писательского мастерства. Обучение писательству, внутреннему пониманию художественного. Частная литературная школа Олега Чувакина. Кто много лет с успехом пишет сам, тот научит и других!

Учитель с волшебной бородой

Я Олег Чувакин. Человек с бородой и карандашом. Карандаш тоже волшебный. Он никогда не бывает тупым.

Кто такой Олег Чувакин?

Вот короткий рассказ о нём в третьем лице.

День его рождения: 9 марта 1970 года. Число зубов: 26. Размер обуви: 41. Зрение: минус 6,5 диоптрии. Обожает жену, друзей, лес с грибами, бурундуков и снегирей. Любимый музыкальный инструмент: гитара. Не та, что у костра, а та, что в руках у Сергея Орехова или Джулиана Брима. Главный учитель прозы: Антон Чехов. Не любит людей, которые занимаются не своим делом и заедают чужую жизнь. Убеждён, что счастье открывается лишь тому, кто постиг смысл жизни.

Основные творческие занятия: сочинение прозы и производство критики, труд литературного обработчика, редактора и корректора, обучение слову.

Пожалуй, довольно.

Что? Слишком мало? Ах да! Эффект обложки.

Где публиковался Олег Чувакин?

В толстых журналах и альманахах: от «Врат Сибири» и «Дальнего Востока» до «Литературной учёбы» и «Полудня». Написал много книжек.

Чем славен Олег Чувакин? Где побеждал? Награждался ли?

Случалось.

Конкурс «Литературная критика»: 2009, Москва, лауреат, 1-е место.

«Такая разная любовь»: 2011, Сеть, «Самиздат», победитель, снова первое место.

Литконкурс им. Короленко: 2019, Санкт-Петербург, призёр.

На международном конкурсе им. В. П. Крапивина (2006, Тюмень) отмечен застеклённым дипломом номинанта.

Попадал в длинный список «Книгуру» (2011, Москва). И не такой уж он длинный.

Не только участвовал и побеждал, но и сам организовывал.

Вернёмся к первому лицу.

Я организовал и провёл семь литературных конкурсов. На своём сайте. Вот на этом.

Победители состязаний, получившие на «Счастье слова» первую в жизни литературную награду, впоследствии неоднократно отмечались на других конкурсных площадках, в том числе крупных международных. Похоже, в оценке таланта я не ошибаюсь.

«Счастье слова» стало успешным стартом для целой шеренги начинающих прозаиков. Добавлю: потрясающим стартом. Мои конкурсанты соврать не дадут.

Я каждодневно пишу художественные тексты с 2002 года. В роли редактора и корректора я выступаю с молодости, с 1994 года. Вместе с правкой я передаю своим клиентам немного счастья.

Счастье заразительно. Я заразил идеей счастья и смысла жизни многих людей. Моё эссе «Выбора нет» (2005) избрано темой для выпускных сочинений в российских школах.

Теперь самое главное: я профессиональный читатель. Я прожил на свете белом полвека и прочитал восемь тысяч книг. Число точное. Списки прочитанного я веду давно; такие списки упорядочивают жизнь, помогают задать ей творческий ритм.

Почему это главное?

Писатель — в первую очередь читатель. Иерархия неизменна: читатель — писатель — литературный учитель. Через ступеньку здесь не скакнёшь.

Живые уроки Олега Чувакина. Ваша личная практика

Что даст вам мой курс писательского мастерства?

Семь уроков счастья слова удивительны и неповторимы, заявляю я.

Вы вправе усомниться. Неужели ничего подобного нигде нет?

Именно так. Вот простое объяснение, состоящее из беспримесной правды: меня номер два не существует!

Неповторимость моего предложения состоит не только в силе личности.

Я избегаю всякой шаблонности, сторонюсь машинного конвейера, отвергаю групповые обучающие занятия, где преподаватель обращается ко всем разом и ни к кому в отдельности. Я отрицаю разработанные раз и навсегда схемы, универсальные, будто бы годные для всех и каждого.

Мои уроки писательского мастерства адресованы индивидуалистам. Готового сценария у занятий нет, как нет и типовых шаблонов домашних заданий. Я не рассылаю задания на определённую тему, расписанные по определённому трафарету; я не караю отклонение от задуманной схемы снижением баллов или денежными штрафами.

Мой метод — сотворчество: работа вдвоём с автором над его текстом. Работа над оригинальным текстом (рассказом, эссе, статьёй, фрагментом романа), предложенным самим автором.

Да-да. Предложенным вами, дамы и господа.

Никаких шаблонных подходов! Я работаю с вашим произведением, с тем, что дорого вашему сердцу. С тем текстом, который вы стремитесь переработать, отредактировать, отшлифовать — и заодно научиться писательству. Вместе со мной. На практике.

Практический метод направлен на автора. На вас. Вы, дорогие писатели, учитесь на неповторимых текстах, рождённых вами. Учитесь править свои ошибки, устранять свои недочёты, доводить собственные рассказы или романные главы до художественного совершенства. Под руководством опытного писателя и редактора вы учитесь видеть то, чего прежде не замечали. Обретаете зрение художника.

Посмотрите-ка на примеры.

Пример 1. Одна голова на две собаки.

Вот предложение, подлежащее полной переработке:

Мама и папа после этого озадачившего их требования, наклонив на собачий манер голову, стали смотреть на меня озадаченно, но решить задачу не сумели.

Выкинуть… нельзя… переписать? Где поставите запятую?

Переписать можно всё! Надо только знать, как. И уметь. Художник слова, говорил Бунин, это тот, кто, когда пишет, видит то, что пишет. Я увидел сцену так:

Я подкинула своим предкам мудрёную задачку. Когда я выдала все условия, мама и папа округлили глаза и разом наклонили головы, точно пара удивлённых собачек.

Пример 2. Живая сила глагола.

Было:

На траве лежали листья рябины. Они были рыжеватого цвета.

Стало:

На траве рыжели изнанкою длинные рябиновые листья.

Так проявляется сила глагола, самой живой части русской речи. Вместо часто употребляемых и потому пресных «лежали» и «были» я одним глагольным мазком выхватил цвет из палитры.

Такой-то вот работе над словом я и учу прозаиков.

Процесс ученья увлекает и напоминает подъём по лестнице. Сначала мы учимся создавать из плохого посредственное, потом из посредственного хорошее, затем из хорошего отличное.

Подъём, преодоление ступеней и этажей захватывает так же, как увлекает стремительный карьерный взлёт.

Добравшись до верхнего этажа, вы удивляетесь и ахаете. Голова закружилась? Осторожно, держитесь за перила! Не смотрите вниз. Да, вы смогли, вы поднялись. Вы испытываете восторг. Перед кем? Перед собой! Перед своими способностями, своим трудолюбием. Теперь задача состоит в том, чтобы остаться наверху. Тогда солнце станет улыбаться вам каждое утро, а зимой с неба посыплются мандарины. Тогда вы узнаете, что такое счастье.

О, да я отвлёкся! Я ведь не всё сказал о редких свойствах моего писательского курса. Сейчас-сейчас! И расскажу, и покажу.

Мой будущий ученик должен твёрдо понимать: я предлагаю не то, что предлагает большинство преподавателей. И я не ищу способ поскорее набить карманы купюрами. Знаю: с точки зрения маркетолога это неверно. Зато это справедливо с точки зрения ученика.

Прошу не путать и не смешивать мои редакторские уроки с предоставлением платного доступа к ресурсам с теоретическими материалами, с торговлей ссылками на заготовленные курсы и лекции. Я не продаю видеокурсы, презентации, материалы вебинаров и литературоведческие статьи. Я не выдаю за плату пронумерованные шаблонные задания и таковые не проверяю. Я не торгую электронными пособиями под названием «Как писать книги». Этого добра наплодили в мире без меры! Не будем забывать, что Чехов не платил за участие в литературных семинарах и не вносил деньги в кассу какого-нибудь «союза писателей». Диккенс научился писать пространные романы не на годичных курсах литературного мастерства, а вняв требованиям издателей бульварных книг. И на извилистом пути, петляющем между личностью, издателями и публикой, сумел стать гигантом художественного слова. Им восхищался Толстой. Просейте мировую прозу — останется Диккенс, говаривал Лев.

Никаких схем творчества и схем обучения не существует!

Поэтому обучающие материалы для писателей я не продаю и продавать не планирую. Это не значит, что соответствующих материалов у меня нет. Они есть. Это зафиксированный во многих статьях разбор типичных ошибок, допускаемых начинающими авторами. Циклы своих статей я не продаю. Эти материалы выложены на «Счастье слова» в рубрике «Школа» бесплатно. Открывайте и читайте.

Уроки мои — живые. Да, я не нахожусь рядом с вами, не сижу в соседнем кресле, зато работаю с вашим текстом. У меня нет заместителей, помощников и вообще каких-либо наёмных сотрудников. Будьте уверены: ваш текст (созданный не по заданию, а тот, который вы написали и который цените) проверяет и правит живой человек. Писатель и редактор. Я. Никто больше. Вы общаетесь напрямую со мной. Я — тот, кто вам прямо скажет, есть ли прогресс в ваших занятиях, поднялись ли вы на следующую ступень.

Вам нравятся мои рассказы и повести, мой стиль? Вам симпатичны характеры созданных мною героев? Значит, вы оказались в нужное время в нужном месте. Я передам вам часть своих знаний; я научу вас тому, что умею сам.

Немного волшебства? О да!

Пример 3. Вид на Москву-реку.

Сегодня он собирался удивить Аню сюрпризом — отвезти её в ресторан, заслуживающий особого внимания из-за своего расположения. А располагался тот на двадцать пятом этаже здания «Российской Академии Наук». Из его окон, судя по описанию, открывался изумительный вид на город, особенно ночью.

Вот это написано уже гораздо, гораздо лучше пары собак с одной головой. Основной минус один: написано слишком общо. Нельзя представить! Описание неконкретно, передача впечатления размыта. Нет деталей, нет образа. Нет видения художника. Стало быть, недостаёт художественности. А она в литературе необходима. Ей-то я и учу, её и добиваюсь. Вот так:

Сегодня он собирался удивить Аню. Сюрприз планировался вот какой: отвезти девушку в ресторан, располагавшийся не где-нибудь, а в «золотых мозгах», здании Российской академии наук, на двадцать втором этаже. С верхнего этажа вечером открывался завораживающий вид на столицу, на медленный, ленивый изгиб Москвы-реки, на редеющую к ночи вереницу автомобилей на мосту, залитом оранжевым электрическим светом. Посмотришь под определённым углом — и увидишь, как мост и набережная складываются в гигантский светящийся крест, под линиями которого чернеет речная гладь.

После такой художественной переработки текст не стыдно показать и на литературном мероприятии. По роману, откуда позаимствован сей отредактированный фрагмент, был с успехом проведён конкурс рецензий.

Я научу вас писать на живой практике. За семь уроков вы приобретёте немало. Вы поймёте, стоит ли вам учиться писательству дальше, стоит ли идти этой трудной дорогой. Не исключено, что вы и вправду способный прозаик. Было бы здорово!

Учить вас отличать подлежащее от сказуемого, прямую речь от описания обстановки, а завязку от развязки я не стану. Школьную программу, пожалуйста, осваивайте без меня. Если вы не знаете элементарного, вы не напишете ни одной главы, ни одного рассказа. Не зная азов и не любя чтение, вы не научитесь писать. Нечего и браться за сложный труд литератора — только нервы себе испортите. Лучше подыщите себе другое занятие. То, где вы проявите свои подлинные способности. Они у вас имеются, не сомневайтесь. Поищите свой смысл жизни, не смотрите на миллионы писателей вокруг. Все они занимаются не своим делом и оттого страдают.

Кроме самих практических уроков и моих знаний, вы покупаете себе время и свободу. Не исключено, что вы месяцами и годами пишете неправильно, идёте ложным путём, страдаете, отравляете жизнь себе и близким. Вы дёргаете за ручку запертой двери. Мои уроки писательского мастерства избавят вас от сомнений и высветят, словно лучом фонарика, верную дорогу. Со мной вы довольно быстро поймёте, что значит писать книги — и уясните для себя, стоит ли вам их писать, стоит ли за это браться.

Беллетрист, литератор, мученик пера и клавиатурыВы узнаете, каково это — писать по-настоящему. И сможете это сделать! Если, конечно, обладаете подлинной ценностью: даром художественного слова. У большинства тех, кто пишет, нет ни литературных способностей, ни элементарной грамотности. Эти люди напрасно платят за разные курсы писательства в Интернете. Без способностей к литературе, без образного мышления и знания родного языка нельзя стать писателем. Без слуха и гибких пальцев нельзя стать музыкантом.

Чтобы понять, насколько хорошо (плохо) вы пишете, достаточно взять несколько уроков у опытного прозаика и редактора.

Подытожу.

Узнать о всех своих типичных ошибках и научиться избавляться от них — самый очевидный и самый быстрый способ приступить к постижению науки писательского мастерства.

Я предлагаю персональные дистанционные занятия, построенные на правке текста редактором и автором. Только двое: ученик и учитель. Никаких групп и безликих заданий, одинаковых для всех. Нет шаблонов, ноль заготовок. Исключительно живая практика. Живые уроки Олега Чувакина.

Тренинг на ваших текстах. Вы правите собственные сочинения под моим руководством. Я разбираю ваши ошибки, фиксирую ваши сильные и слабые стороны. По завершении короткого курса вы гораздо лучше понимаете себя, любимого. Авторские муки оканчиваются. Обозначается путь в светлое будущее.

Вот в чём кроется удивительная тайна семи уроков счастья слова.

Литературная мастерская «Счастья слова» и её цель

На уроках счастливого слова вы узнаете, что такое труд литератора. Ему-то я вас и научу.

Я намереваюсь передать вам своё знание, научить вас искусству литературного письма. Это не значит, что я адресую своё щедрое предложение лишь тем, кто подумывает о карьере прозаика. Вовсе нет! Предложение в полной мере относится к журналистам, блогерам, авторам заметок в соцсетях или людям непрофильных профессий, которые горят желанием писать прекрасные публицистические тексты: убедительные, увлекательные. И, конечно, неповторимые — те самые, что публика узнаёт по выдающемуся стилю.

Взяв у меня семь уроков писательства (можно меньше, можно больше), вы поймёте, какую роль в литературном росте писателя играют любимые авторы. Не опасно ли подражать любимому писателю? Прилично ли подглядывать в чужие книжки? Нет ли риска испортить собственный стиль?

Вы освоитесь в собственном воображении, откроете его, накинете на него узду. Да-да, в одиночку вы с собственной фантазией не справитесь! Она будет то чересчур горяча, то ужасно холодна.

Я покажу вам, как снимать со стены заряженные ружья. Как стрелять из них без промаха, поражая сюжетную дичь.

Я научу вас всему, что умею сам.

Выписывать характеры, превращать ходульных персонажей в героев из плоти и крови.

Снимать героев незримой операторской камерой, владеть искусством точки зрения, интуитивно чувствовать движение композиции.

Сокращать или полностью устранять промежуточные действия.

Детализировать повествование — так, чтобы читатель подпал под эффект присутствия.
Не допускать ляпов в лексике и фразеологии, не выставлять себя на посмешище.

Вести диалоги человеческим языком, а не канцелярскими штампами.

Писать выразительно, образно и точно, а не шпарить шаблонными фразами, не тащить в художественные тексты язык телевизора и прессы, не производить безликие тексты, скучные невыносимо.

Да, я приучу вас к этому. Да, за несколько занятий. При одном малом условии: вы имеете хоть какие-нибудь способности к литературе и вы готовы практиковаться самостоятельно и после моих правок и лекций.

Научу и приучу. Мне не жалко распространять знания. Мне нет дела до конкуренции в литературном мире, до того, что кто-то узнает мои секреты. Выработанный годами и отточенный десятилетиями стиль — не секрет вовсе. Это результат применения труда, итог развития таланта. Мне хочется одного: чтобы люди поняли кое-что о писательском труде, постигли красоту слова, усовершенствовали свою речь. И я не против заработать обучением немного денег.

Я научу вас писать не для себя, а для читателей. Я дам вам задел — и после меня вы, надеюсь, пройдёте долгий путь к собственному стилю.

Выдающееся личное достижение станет самым большим результатом для вас и самой большой наградой для меня. Это будет значить, что литературная мастерская «Счастья слова» выполнила поставленную задачу на сто процентов.

Курс писательского мастерства онлайн + литературный мастер-класс

Расскажу о концепции уроков и используемых технических средствах.

Концепция проста. В сущности, это та же редакторская правка, дополненная литобработкой, каковую я часто практикую, улучшая черновики своих клиентов, превращая их чудесным образом в чистовики. Но вот существенная разница: на уроках слова установлено минимальное вмешательство в авторский текст. Это не значит, что я ленюсь. Вместо предложенной правки и тем паче переписывания я вывожу на полях или под текстом замечания и предлагаю автору так-то и так-то переделать там-то и там-то, руководствуясь тем-то и тем-то.

Выступая в роли редактора и литературного обработчика, я переписываю и перекраиваю текст один (за редким исключением), а на уроках я работаю в паре с автором. Ученик выполняет работу над ошибками: действуя по моим указаниям, переписывает своё сочинение сам. На один текст недостаточно пары уроков? Значит, будет три или четыре. Ученик переписывает свой текст урок за уроком, до тех пор, пока не добьётся хорошего результата. Настоящего творческого результата. Художественного.

При обучении используются три средства: электронная почта, «Скайп» и сервис «Google Документы».

Вы уже запомнили эту цифру — 7. Курс короткий, рассчитан на семь уроков: шесть основных и один дополнительный, на котором выполняется совместная правка нового текста в «Google Документах», комментируемая в Skype в режиме телефонного разговора или чата. Это одновременно экранная демонстрация редакторской виртуозности и старания ученика, применения им полученных навыков «живьём».

Ученик заранее подготавливает материалы. Напомню, обучаемый предлагает для переработки свои тексты. Подойдут рассказы, эссе, заметки объёмом до 10000 знаков (идеальный вариант: 6-8 тыс. зн., длинные произведения разбиваются на фрагменты). Короткий рассказ — самый удобный материал для стилистической, сюжетной и композиционной правки. Все ошибки там на виду, идея и сюжет умещаются на ладони. На таком материале легче учиться.

Первый урок начинается с отправки автором файла на мой почтовый ящик. Я читаю полученный файл, делаю заметки на полях, затем возвращаю файл ученику. Получив обновлённый документ с замечаниями и указаниями, он приступает к работе над ошибками. Выполнив правку, отсылает файл мне. С нового моего чтения, с новых моих замечаний и уточнений к правке начинается второй урок.

Как видите, в одном уроке фактически содержится два. Мне приходится основательно готовиться к каждому занятию: не только делать замечания по чужому тексту, но и продумывать указания к правке, подробно объяснять, где именно автор допустил ошибки и как от них избавиться. Уже одна редакторская правка обошлась бы автору текста в сумму, значительно превышающую цену описанного урока. Именно потому стоимость уроков будет постепенно повышаться. Повезёт первым ученикам: они хорошо сэкономят на хороших уроках.

Автор справился с переработкой своего произведения за два урока? Отлично, тогда на третьем уроке переходим к следующему тексту. На пятом и шестом уроках разбираем и правим ещё один рассказ. Пятилетку — за три года!

Ученик не справляется с быстрой правкой? Тогда переработка рассказа растягивается на три, четыре, пять, шесть уроков. Важно достичь результата. Не следует думать, будто медленная правка в чём-то хуже быстрой. У авторов разный опыт и разные способности. Сам я, к примеру, правлю очень медленно. Могу написать рассказ за день, а потом переделывать его неделю, а спустя год переписать с начала до конца. Я называю себя тугодумом. И не уверен, что шучу.

Вдохновение, человек, писатель, книга, письменный стол, удача, творчествоПерерабатывая под моим руководством свои произведения, автор понимает, что́ такое создание художественного текста. Сотворение литературного мира, когда оно удаётся, увлекает невероятно.

Паузы между уроками я определяю в 1-3 дня. Ученик может попросить растянуть их — скажем, дней до семи. Это я пойму и приму. Спешить с правкой нельзя. Правда, и тянуть не стоит. Чем больше времени пройдёт с начальной правки, тем меньше от авторского сюжета останется в моей голове.

От живого урока в «Google Документах» и «Скайпе» ученик вправе отказаться. Кто-то застесняется, а кто-то недооценит собственные возможности. Понимаю. Однако знайте: живая экранная правка позволяет подтвердить наработанный новенький опыт!

Семь занятий покупать необязательно. Для начала я предлагаю остановиться на паре уроков. На пробу. Понравится — продолжим. Меньше пары взять нельзя: за один урок я не смогу проверить, как ученик выполнил работу над ошибками. Взять больше шести или семи уроков, купить дополнительные занятия, разумеется, можно. Особенно полезно прийти на уроки спустя месяца три или полгода, год и проверить свои достижения.

Многих этот трудный, мучительный подход отпугнёт. Но некоторых упрямцев, наоборот, заставит по-настоящему приступить к работе.

Скажу и об ограничениях.

Не все тексты я беру, не со всеми начинающими литераторами буду заниматься. Я не рассматриваю произведения тех товарищей, чьё знание русского языка не наберёт и одного школьного балла, а весь лексикон состоит из уличного или телевизионного жаргона. Я никого не обманываю и не утверждаю, что малограмотный человек и бездарь способен стать писателем. Я не занимаюсь с детьми (возраст учеников: 18 лет и старше), отказываю постмодернистам, авангардистам, сочинителям эротических романов, а также поэтам, как рифмующим, так и белым.

Резюмирую.

Начало. Автор отправляет мне свои тексты (или ссылки на них) для ознакомления; я решаю, брать ли автора в ученики.

1-й урок. Заплатив деньги, принятый ученик отправляет мне выбранный текст (не длиннее 10000 знаков, оптимальный объём: 6-8 тыс. зн.) по электронной почте, я внимательно читаю, выделяю ошибки и недочёты, формирую письменные замечания и указания для работы и шлю обновлённый файл по обратному адресу.

2-й урок. Автор выполняет домашнее задание: изучает присланное мною, исправляет как может (насколько хватает способностей и опыта), высылает файл мне. Я снова читаю, делаю новые замечания (или не делаю, коли нет для этого причин) и возвращаю ученику.

3-й урок представляет собой либо продолжение правки, либо, если текст получился относительно чистым, переход к переработке следующего произведения.

Число занятий, выделенных на переработку одного произведения, и подходы к ней обсуждаются. Я не автократ. Ученики вносят свои предложения, я к ним прислушиваюсь.

Так набирается 6 уроков с паузами в 1-3 дня или дольше. Мой опыт подсказывает, что курс меньше шести занятий нецелесообразен: ученик не успеет втянуться в ритм обучения. Шесть же уроков дадут ему хороший толчок, за которым последует движение по инерции.

Седьмой урок — литературный мастер-класс Олега Чувакина. Правка на ходу в «Google Документах». Вы свой текст прекрасно знаете, а я вижу его впервые, как и предыдущие ваши произведения. Только на сей раз у меня нет времени на подготовку. Я предоставляю вам доступ к разделу «Документов», вы вставляете туда через буфер обмена свой рассказ (либо эту операцию делаю за вас я, а вы пересылаете мне файл через «Скайп»), я читаю и работаю в вашем присутствии. И вы работаете со мной. Я начинаю — вы продолжаете. Обоих охватывает азарт!

Живой урок длится не более астрономического часа, то есть шестидесяти минут. Не беда, если мы не успеем выправить весь текст. Сверхзадач не ставим, светлое будущее на завтра не назначаем. Цель экранной правки: проверить приобретённые учеником навыки и закрепить их.

Плата за курс взимается только после моего знакомства с текстами предполагаемого ученика. Напомню: моя литературная школа открыта не для всех.

Карандаши, блокнот, задание, уроки писательства, научиться, художественное слово, счастье

Персональный курс писательского мастерства

Онлайн-уроки построены на правке ваших текстов!
Книга, рукопись, правка, редактура

Необязательно платить за полный курс

Покупайте столько уроков, сколько хотите!
Награда, диплом, победитель, упрямый, достижение, победа, правка, текст

Щедрое предложение: обучение + редактура

Вы учитесь на замечаниях и указаниях редактора!

Отличная идея и отличные условия

Платить за весь курс разом не нужно!

Сначала я беру часть платы — деньги за первую пару занятий. Сначала пробуем, притираемся. Начинающему писателю понравилось обучение? Он нашёл во мне своего учителя? Тогда он оплачивает следующие занятия.

При желании уроки можно брать частями — парами, устанавливая между ними большие временные промежутки, к примеру, месяц или квартал, и каждый раз стартуя с нового текста. Но для хорошего начала я призываю выправить как следует, довести до чистовика хотя бы единственный текст. Пары уроков на это хватает не всегда!

В дальнейшем ученики могут периодически брать у меня парные (или тройные, когда двух занятий недостаточно) уроки с целью непрерывного самосовершенствования.

Отличная идея и отличные условия, не правда ли?

Счастливый путь со «Счастьем слова»

Практические занятия, выстроенные на дистанционной правке художественных или публицистических текстов (последние нуждаются в детализации и точной передаче образов точно так же, как тексты литературные), дадут начинающему писателю основные навыки редактирования собственных произведений, откроют путь к художественному обогащению стиля.

Я не обещаю превратить автора в великого писателя за семь уроков. Но за долгие годы работы с чужими текстами я собрал богатую коллекцию похожих ошибок, тех, что постоянно допускают авторы, тем самым как бы добиваясь сходства между собой, вместо личного стиля тиражируя некий коллективный язык, смахивающий на машинный. И я знаю, как автору спастись, как выскочить из этого механического ряда и от типичных ошибок избавиться.

Нельзя научиться создавать гениальную прозу за несколько уроков. Никто не обретёт оригинальный стиль за столь короткое время. Как показывает мировая практика, на то, чтобы набить руку, обогатить лексикон, уйти от шаблона и выработать неповторимый стиль, у прозаика уходит несколько лет. Спустя эти годы самосовершенствование автора не останавливается. Зрелый Чехов отредактировал всего раннего Чехова.

Никто не научит вас писать книги, играть на скрипке или делать инженерные расчёты за семь уроков.

Но довольно и того, что уроки счастья слова укажут вам верный путь. Счастливый путь. Ваш путь.

Проходя начальное обучение, вы поймёте, что это за труд — каждодневная работа литератора. Вы поймёте, какие вы делаете успехи, крохотные или заметные, обозначающие явный прогресс. Вы узнаете свои сильные и слабые стороны. И по собственным достижениям определите, стоит вам развиваться в этом направлении или лучше заняться другим делом, к которому вы имеете истинное призвание.

Нельзя стать писателем за несколько уроков. Зато за несколько уроков можно понять, каково это: быть писателем.

Пара

3200 за 2 урока
  • Не нужно платить за весь курс разом
  • Купите два урока на пробу
  • Проверьте свой писательский уровень
На пробу

Полдюжины

9600 за 6 занятий
  • Вы войдёте в ритм обучения
  • Вы научитесь править свои типичные ошибки
  • Вы получите представление о своих способностях

Семь

11200 за все 7 уроков
  • Вы выдержите серьёзный экзамен
  • Вы проявите свои способности в полную силу
  • Вы научитесь работать с редактором

Цены для друзей: 2400, 7200 и 8400 р. соответственно.

Запишитесь на обучение:

© Олег Чувакин, ноябрь 2020

4 комментария:

  1. Олег, вы затеяли отличное дело! Талант — это лишь ускоритель. Остальному нужно учиться. Удачи вам и вашим ученикам в увлекательнейшем из искусств!

    Кстати, уже шлифую эссе про счастье на конкурс. В очередной раз приятно удивлена: у нас схожие представления о счастье!

    • Олег Чувакин

      О дорогая Иветта, благодарю вас от всей своей бородатой души! Шлифуйте. До 22 ноября есть ещё время. Я буду рад видеть вас на конкурсе. Встреча выпускников на «Счастье слова» в этом году состоялась: собрались многие мои старые друзья. Это чудесно!

  2. Ариадна

    Дорогие сомневающиеся, раздумывающие — брать уроки или не брать. Брать! )))

    Я решилась, купила сразу семь уроков. Что я получила?

    а). Где-то правку, где-то предложение править самой с последующей отправкой самостоятельной правки учителю;

    б). Указание учителем на слабые места моего текста, основную ошибку написания его (не скрываю: ошибка точки зрения);

    в). Желание писать. Оно и так было, конечно, но позитивный пинок (если можно так выразиться) присутствует безусловно.

    Недостаток курса (для меня!) один: мало времени.

    «Паузы между уроками я определяю в 1-3 дня. Ученик может попросить растянуть их — скажем, дней до семи. Это я пойму и приму. Спешить с правкой нельзя. Правда, и тянуть не стоит. Чем больше времени пройдёт с начальной правки, тем меньше от авторского сюжета останется в моей голове», — так написано в Олегом в тексте выше.

    Я делала свою часть за 2-4 дня, но отправляла почти всегда с сожалением того, что времени мне не хватило, если б я правила 7 дней, уверена, правка у меня получалась бы лучше, и мы больше моего текста успели бы выправить. Вот такое противоречие. Я, как и Олег, пишу быстро, правлю долго. Очень долго. Может, поэтому пришлось переделывать несколько раз там, где я могла бы сделать это однократно.

    Олег не торопил! Но я боялась, что он забудет мой текст, и ему придётся заново в него вникать. Давать ему лишнюю работу не хотелось.

    Но я рада, что курс прошла. Советую и вам. Очень полезно!

    • Олег Чувакин

      Ариадна, благодарю вас! Захотите взять уроки снова — милости прошу! Время от времени нужно проверять свой прогресс. К примеру, несколько занятий посвятить отдельно точке зрения и поработать над текстами от 1-го лица и от 3-го. Или даже над фрагментами. В следующий раз мы можем растянуть паузу между уроками до пяти или семи дней. При работе с одним рассказом на протяжении пяти-шести уроков подряд он не выветрится из моей головушки даже за пару месяцев.

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.