Звонок из рая

Вечность, дорога, рай, небо, путь

 

Телефон — полезное и одновременно надоедливое изобретение. Иногда он кажется незаменимым, а иногда его хочется разбить о стену.

Бывает, люди ошибаются номером. Случается, кто-то названивает нарочно. Внезапно твой номер становится комбинацией, ожившей под пальцами психа, любителя поиграть в кнопки-цифры. Испытывают твои нервы на прочность рекламные агенты, социологи, банковские менеджеры, «дистрибьюторы», предлагающие «эксклюзивный продукт», пьяный сосед в пятницу или трезвый директор в субботу.

Но бывает и другое.

Бывает единственный раз в жизни. Не знаю, было ли оно у вас. У меня было.

Своё «было» я записал.

В минувшее воскресенье мой сотовый телефон зазвонил так, как звонить не умел. Звонил он настырно, трескуче, как советский аппарат с диском.

Сжимая в ладони мобильный аппарат и не решаясь ответить, я вглядывался в экран. «Рай, второй уровень». Абонента с подобным именем-адресом в телефонную книжку я не вносил. Как-то не доводилось заводить знакомых в раю. Шучу, пусть без смеха. В рай, а заодно в ад я никогда не верил.

Чёрный корпус телефона вспыхнул разноцветными огоньками. Их свет проникал сквозь ладонь. Будто зажглась новогодняя гирлянда из лампочек на тринадцать с половиной вольт, голых, с крашеным стеклом. Такую гирлянду я помню из своего детства. Помню, как с другом Славкой надеваю её на ёлку. Лампочек много, и расположить их нам надо так, чтобы проводки охватили ветки плавно, ярус за ярусом, а вилка дотянулась до розетки.

Славка-то и звонил.

Скажете: что в том удивительного? Ну выспросил друг детства номер, ну позвонил. Остальное, строка на экране и лампочки, померещилось, фантазия включилась. Возникла безобидная галлюцинация. Накатил приступ ностальгии — нынче у психологов это целая отрасль их неуловимой науки.

Может, и выспросил номер. Но у кого? Где на том свете раздают телефонные номера?

Двадцать лет нет со мною Славки. Покинул он мир сей в конце девяностых. Короткая печальная судьба. Мне уж полсотни стукнуло, голова поседела, плешью яко молью проедена, а его помню молодым, со свежей улыбкой.

Слышал я Славу так, будто он рядом стоял, присутствовал в комнате. Никаких помех, никаких искажений голоса. Сигнал не пропадал, а ведь в этой железобетонной новостройке на краю города ловил мой телефон худо.

Голос в динамике говорил тот же, из прошлого. Безошибочно узнаваемый. Молодой. Вернее, юный. Не из девяностых, уже чуть осевший, прокуренный, а из восьмидесятых. Из шестнадцати-семнадцати лет. Из той поры, когда мы со Славой были особенно дружны, неразлучно дружны. Ну словно он вошёл в телефонную будку, бросил в щель автомата двухкопеечную монету и позвонил в будущее!

Нет. Не совершалось путешествие во времени, не налаживалась связь через эпохи.

Звонил абонент из настоящего. Вопросительным наречием являлось не «когда», а «откуда».

— Олег, — сказал он. Повторил: — Олег. — И произнёс фразу, которой мы часто обменивались в отрочестве. Она служила нам чем-то вроде пароля. — Ты прочитал строчку на экране. Вот… Оттуда и звоню. Времени у нас немного. На твоё удивление и неверие его точно не хватит. Понимаю: принять на веру звонок трудно. Но я ведь никогда тебя не разыгрывал. Даже на первое апреля. Чувства юмора недоставало. Я всё больше в меланхолии практиковался…

— Факт! — вырвалось у меня. Но я всё ещё боялся назвать друга по имени. Назовёшь — а в динамике расхохочутся.

— Здравствуй, Олег, — сказал он.

Я собрался с духом.

— Здравствуй, Слава.

Ответив, я подумал: как он там здравствует? Как это вообще происходит — кто протянул линию связи оттуда? И где это?

Я уцепился за строчку на экране как за спасительную соломинку.

— Послушай, что означает «второй уровень»?

— О, их немало. Я сейчас на втором. Почти два десятка земных лет до него добирался. Первый уровень — для вновь прибывших. Для подготовишек. Зубрёжка. В основном языки планеты Земля. Наиболее распространённые. И курс фактической истории. Не такой, какая расписана в земных учебниках. В раю свои историки из числа старых ангелов. Их летописи ничего не выдумывают, событий не приукрашивают, лиц не облагораживают. Наконец, литература. Вся, без изъятий. Включая неопубликованные, сожжённые и вообще утраченные рукописи. Я только наверху и понял, насколько увлекает ученье. Внизу, ты знаешь, я учился без рвения. И в школе, и в университете. Скучно. Формально. Сравнения с небесными методами и возможностями та учёба не выдерживает. Главное отличие: наверху никто не приспосабливается и не врёт. Лгать здесь не получается. Мысли абсолютно прозрачны. Поначалу это неудобно, затем привыкаешь и осваиваешься с новой степенью доверия. Многим привыкание и новое образование даются трудно. Такие надолго застревают в подготовишках, на первом уровне. Я встречал учеников, отсидевших за партами по веку. Это похоже на земные классы, но с существенным отличием. В СССР лодырей и двоечников тянули, а тут приспособленцев среди учеников и среди учителей нет. Зато есть вечность. Сиди в одном классе хоть тысячу лет, хоть миллион.

— Значит, тебя надо поздравить с переходом на следующую ступень? Поздравляю!

— Спасибо.

Я прямо-таки увидел его улыбку. Не широкую улыбку мальчишки у новогодней ёлки, а сдержанную июньскую улыбку выпускника, сдавшего экзамены. Увидел радость юноши, окончившего десять классов. Молодого человека, перед которым распахивала двери взрослая жизнь.

— На втором уровне, — сказал он, — вечным открывается подлинное настоящее, открываются кой-какие возможности. Дозволяется присутствовать. Незримо, безгласно. Не вторгаясь. Подглядывание?.. Ну что ты, совсем не то. И измеряется не так. Иная степень открытости и доверия.

— Слава, ты сказал: времени немного. Почему?

— Звонок — одна из новых возможностей. Только вот нет у меня разрешения ею пользоваться. Это прерогатива высоких и высших ангелов, старших и главных. Ротный наш, к примеру, мог бы набрать нужный номер…

В телефоне повисла пауза, как будто абонент оглянулся, проверил: не подслушивает ли кто. Не представляю, как там оборачивался Слава, но я почувствовал его тревогу очень ясно.

— Короче говоря, — продолжал знакомый голос в трубке, — я звоню тебе, скажем так, неофициально.

«Я бы тоже похулиганил», — мелькнуло у меня.

И я как бы увидел его кивок.

— Был шанс, и я его не упустил. Шанс очень редкий. Единственный.

Я подумал: «И он позвонил кому? Мне».

Потом ещё подумал: «Наверняка он прочёл мою мысль».

— Прочёл, — сказал Слава. — И ты этому рад.

Теперь кивнул я, и он, конечно же, мой кивок уловил. Ну не телефонная же это связь, в самом деле!

— Можешь говорить?

— Пока да.

— Как ты там? И где ты?

— Я в порядке. Но скучаю. По всем, кто внизу… Где я, объяснить не берусь. Это физика третьего уровня.

— Что ждёт тебя на третьем уровне? И выше?

— Попробую рассказать вкратце. Вечные третьего уровня наблюдают не только настоящее, но и прошлое, перемещаясь по эпохам, по слоям лет, по датам запросто, как горожане перемещаются между автобусными остановками. Четвёртый уровень открывает для присутствия будущее. Зрелые уровни, начиная с пятого, расширяют границы наблюдений до космоса. Постепенно наблюдатели подбираются к звёздам, выбираются за пределы Млечного Пути, приближаются к чужим для землян галактикам. Изучают инопланетные языки, культуру, историю, заглядывают в неведомую науку. На высочайших уровнях открываются тайны мироздания. Лучшие ученики, впитавшие знания всех уровней, переходят в категорию младших ангелов и приступают к педагогической деятельности. Ты уже догадался: у ангелов своя иерархия. От младших до главных. Они тоже не прекращают учиться. Знание во Вселенной беспрерывно меняется и умножается.

— Кто же самый главный?

— На моём уровне поднимать Большую тему не принято. Тысяч сто лет спустя что-нибудь узнаю. Торопиться в раю тоже не принято. Что такое сто тысяч лет посреди Вселенной, друг мой? Миг, пылинка!

Он помолчал, а потом сказал:

— Ты хочешь спросить, но не спрашиваешь.

— Говорили и в газете писали, что ты сам тогда… Ушёл. Покончил с собой, — выговорил я. — Ссоры с женой, водка…

— Неправда. Нашлись те, кто подстроил, инсценировал самоубийство. По вспыхнувшему ли спонтанно, из злобы желанию мести? По выношенному ли плану, с заказчиком и исполнителями? Не знаю. Доберусь до третьего уровня и поприсутствую при этом. Понаблюдаю за той холодной осенней ночью. Поворошу прошлое. Разложу по полочкам. Занятия личной историей у нас поощряются. Многие жители третьего уровня пишут автобиографии. Излюбленное здесь хобби. Автобиографические книги — самое популярное в раю чтение. Правда жизни. Представь: ни капли лжи, беспримесная правда. И так — о любом человеке из любой эпохи.

— Выходит, рай — бесконечная система образования, наматывающая круг за кругом? Спираль растущая?

И представилась мне ёлочка новогодняя с витками гирлянды. Ярус за ярусом.

— Выходит.

— Каков же ад?

Слава посмеялся с грустинкой.

— Вот когда застрянешь на первом уровне, тогда и узнаешь, что такое ад. Персональный. Или когда ангелы пропишут тебе взыскание, переведут на нижний уровень и повелят выучить дополнительно пять-десять языков. До свободного говорения без акцента. Экзамены без шпаргалок, без подсказок и взяток. Олег, — сказал он, и голос его будто током пронизало, — я предчувствую кое-что. Ротный вот-вот вознамерится приблизиться. Ротный — прозвище старшего нашего ангела. Кладу трубку, друг мой. Не пытайся перезвонить.

Я увидел, как рука в клетчатой рубашке (мы оба любили клетчатые рубашки) опускает трубку на рычаг советского телефона. Разумеется, не было там такого телефона. Впрочем, как знать?

— До свиданья, Слава, — погромче сказал я.

— До встречи, — ответил он еле слышно.

 

© Олег Чувакин, 26-29 апреля, 1 мая 2019

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

12
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Ирина
Гость
Ирина

Хороший рассказ, Олег. Спасибо.
Прочитала и подумала, что я так скучаю по тем людям, которых нет рядом из-за того, что их забрали небеса. Вернуть бы хоть на минутку … Иногда там наверху сжалятся и разрешают увидеть их во сне …

Ксения
Гость
Ксения

Слава не успел передать привет от Марка Твена! :-) Спасибо за рассказ! Может как-нибудь другу еще раз удастся позвонить, с продолжением.

Иветта
Гость
Иветта

Всё, как в жизни на земле. Всё то же самое!

Вот когда застрянешь на первом уровне, тогда и узнаешь, что такое ад. Персональный.Или когда ангелы пропишут тебе взыскание, переведут на нижний уровень и повелят выучить дополнительно пять-десять языков. До свободного говорения без акцента. Экзамены без шпаргалок, без подсказок и взяток. — Кто «плавал», тот знает, что это про ошибки молодости, про затянувшееся их осознание, про то, как оставшуюся жизнь станешь тратить на исправление, как жизнь будет провоцировать на их повторение, а ты будешь вечно бдить и доказывать, что «усвоил тему».
Это про бесконечное копание в прошлом ради будущего: Поворошу прошлое. Разложу по полочкам. Занятия личной историей у нас поощряются. Многие жители третьего уровня пишут автобиографии..
А потом дальше, выше — Лучшие ученики, впитавшие знания всех уровней, переходят в категорию младших ангелов и приступают к педагогической деятельности.. — Всё правильно: Он должен боль и грех познать, чтоб успокаивать сердца. ©

Кто-то должен был об этом написать. Это сделали вы, Олег! Отлично!

Ирина Бирюкова
Гость
Ирина Бирюкова

Спасибо, Олег!

Василиса
Гость
Василиса

Добрый рассказ. Спасибо!

Олег
Гость
Олег

Красивый и полный высокой любви и братской нежности рассказ о мужской дружбе. И не только… Побольше бы подобного философичного света в современной литературе.