Олег Чувакин. Писатель. Сибирский негр. Литературный.

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман.

Сто дней конкурса

Пишущая машинка, стол, писатель

От лица жюри и от себя лично благодарю всех, кто сказал на сайте слово любви, кто прочувствовал, как это трудно — провести конкурс не формально, не для комсомольской галочки, а отдать ему сто дней жизни.

…и зоопарк

Кот, серый, сибирский

— Все они подлые, — вздохнув, попыталась утешить ее Татьяна. — Иннокентий вон кота завел. Собака страшная. Меня бы лучше завел. Я красивее, чем этот обормот с помойки.

Как мне тебя завоевать?

Любимая, женщина, девочка, красотка

— Ты перестанешь меня баловать — это минус. Наступят будни с настоящими скандалами и обидами. Семейная жизнь — это не встречи два раза в неделю. Витя, мы возненавидим друг друга в первый же месяц! Мы разные, как холодильник и вентилятор!

Прозрение

Семья, папа, дочь, обрести семью

Она у него умница — догадалась обо всём, но виду не подала, что знает о его любви на стороне, не устраивала скандалов, не мучила сценами ревности.

Мы были, любимый, мы были…

Мой любимый, звёзды, любовь, мы были

Он достал из ящика стола фотографию в овальной рамке. Маша, его Маша, смотрела на него, как и много лет назад: с ласковой, нежной улыбкой. Он осторожно погладил ее по щеке: «Мы встретимся, любимая, непременно встретимся. Теперь уже скоро».

Вечная любовь, измена, война и призрак Кафки

Режиссёр, монтажёр, Голливуд, фильм, монтаж, компьютер

В связи с тем, что организатор и судья конкурса Олег Чувакин устал писать обзоры творческих работ (и это, конечно же, можно понять, учитывая нагрузку), его на финишной прямой решил подменить автор этих строк.

Тайка

Сердце, деревянное, холодное

Лишь изредка, поймав на себе взгляд Степана, Тайка чувствовала беспокойство и даже вину. Стоило ей повернуться, Степан сразу взгляд уводил да сам уходил.

Ты

Двое, лес, осень, пара, он и она, любовь

Теперь мне захотелось просто сказать: «Ведь я тебя люблю». Как будто это могло всё объяснить. Исправить… Я и этих слов не сказала, но ты, словно услышав их, подвинулся ко мне и уже без раздражительных ноток сказал: «Не надо меня любить».

А ты и не знал

Женщина, глаза, синие, очки, время, жизнь

Любовь и кашель не скроешь, но я отчаянно пыталась. Получалось плохо. Куприн, Толстой, Тургенев, сменяя друг друга на брачном ложе в спальне, доводили мужа до молчаливого белого каления.

Собрание сочинений

Познакомьтесь с отзывами читателей и возьмите даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.