Олег Чувакин. Писатель. Сибирский негр. Литературный.

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман.

Связной

Город, пятиэтажки, фото, Связной, рассказ, Олег Чувакин

Лето уходит на создание велосипеда, зато в сентябре Валька едет по двору, а навстречу ему идёт Игорь, идёт с одноклассницей, красивой девочкой Таней. Они в джинсах, идут не спеша, солидно, но солидность их улетучивается, когда Таня удивляется чёрному велосипеду: «Какой угрюмый! Пиратский!», а Игорь трогает подтянутые спицы, пробует, как накачаны шины. Валька опускается на корточки, проверяет заднюю вилку, она сидит прочно, но он чуть-чуть подкручивает гайку ключом на семнадцать.

Вещунья

Город, дома, фото, Вещунья, рассказ, Олег Чувакин, 1994, вселенское средоточие, ванная комната

С потолка ванной комнаты свисала седая многослойная паутина, сотканная поколениями пауков. За облупившейся жёлтой краской на стенах обнажалась отсыревшая штукатурка. Кран смесителя, по недосмотру слесаря из давно забытого советского СМУ, прилепился не над, а под раковиной, создавая ясное ощущение бессмысленности сущего. Второй кран, по счастливой случайности, висел над ванной, а не где-нибудь над унитазом. Лишённая воды раковина служила хозяйке квартиры полкой: там ютились пузырьки, флакончики, тюбики, щёточки, карандашики, кисточки — палитра, откуда женщина черпает себя.

Рассказ о любви

Цветущая яблоня на фоне бело-голубого неба, фото, Олег Чувакин, Рассказ о любви, воздух белый, как молоко

Анна Георгиевна из букинистического магазина всякий раз допытывается, кто я по профессии. Аля за компьютером перестаёт постукивать клавишами и вслушивается. Ей тоже любопытно узнать про меня. Я отшучиваюсь. Неудобно признаваться, что я писатель. Это звучит страшно серьёзно.

Вкус карамели

Карамель, остров карамели, диафильм, вкус карамели, рассказ Олега Чувакина

Март. В лужицах на оттаявшем чёрном асфальте отражается солнце, в глазах танцуют жёлтые пятна. Серое снежное крошево шуршит под сапожками и ботиками. Подготовительная группа детского сада, построенная в колонну по два, идёт на экскурсию в библиотеку. Воспитательница следит, чтобы никто не поскользнулся, не упал. В алом плаще и белом берете Зоя Аркадьевна походит на художницу.

Мой милый Махлеев

Теплотрасса, фото, Олег Чувакин, Мой Милый Махлеев, рассказ

Мой философ Махлеев построил теорию: будто источник всех человеческих бед, страхов, злодеяний, конфликтов и кризисов — недоверие. Недоверие сплачивает людей, сплачивает на особой, извращённой основе, и вместо созидания люди рвутся разрушать.

В гостях

Городская улица, Олег Чувакин, рассказ В гостях

Поздний вечер. Двое нетрезвых командированных идут в гости к жителю провинциального городишки. Они свалились будто с Луны, и возбужденный их явлением третий выпил с ними коньяку в гостинице, а там пригласил и к себе. Старые приятели, имевшие общие детство и юность, не виделись лет пятнадцать. Как завершится их вечер, бог весть.

В Москву!

Река Тобол, зима, рассказ В Москву, об октябрятах, Олег Чувакин

Октябрята Ваня и Женя не решили домашнюю задачу по математике и схлопотали по двойке. Отметки, выведенные размашистым почерком Степаниды Кузьминичны, поселились кровавыми загогулинами в их дневниках. Мальчики и опомниться не успели, как совершилось непоправимое.

Марта

Лес и небо, Олег Чувакин, рассказ Марта

Очень густые, но лёгкие, волнистые каштановые её волосы укрывают уши, ложатся на плечи, завешивают щёки, когда она, сидя в своём парикмахерском кресле, ожидая клиента, склоняется над столом, низко склоняется, в задумчивости перебирая на столе что-то.

Кто украл рисунок

Сельская церковь зимой, Олег Чувакин, рассказ Кто украл рисунок

Шестилетний Толик не знает, почему Зоя Аркадьевна, воспитательница подготовительной группы детского сада №247, смотрит на него вовсе не равнодушно, как на прочих детей. Нет! Когда очередь доходит до Толика, в глазах её сверкают неприветливые искорки, а губы сжимаются.

Опала

Бор, Олег Чувакин, рассказ Опала

Дождь лил целую неделю: то летел почти параллельно земле, стегая окна и заливая веранды, то прокатывался по пионерскому лагерю косматыми белыми столбами, то уныло моросил, словно задумал растянуть непогоду. К вечеру воскресенья он кончился, и ниже серых облачков проступила бледная радуга.

Чёрные снежинки, лиловые волосы

Первый снег, Олег Чувакин, рассказ Чёрные снежинки, лиловые волосы

Я играю средне. Пассажи, с какими я обычно справляюсь шутя, при Тоше выходят у меня сучковато. Вот пятикурсник Щеглов — тот и в полном концертном зале так ровненько строчит «Альгамбру» Тарреги, точно шьёт на электрической машинке.

Собрание сочинений

Познакомьтесь с отзывами читателей и возьмите даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.