Олег Чувакин. Писатель. Сибирский негр. Литературный.

Не стесняйтесь правды жизни. Не беритесь за книгу в одиночку. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за вас рассказ, сказку, повесть, роман.

Майя Звездинка. Победа над собой

Подснежники, на опушке леса, мох

Это было счастье, настоящее счастье слова — создавать и украшать этот маленький мирок, жить жизнями его обитателей, радоваться, бояться и страдать вместе с ними. Удивляться поворотам их судеб, которые в какой-то момент начали извиваться и сплетаться будто сами по себе.

Ксения Кумм. Частота счастья

Бабочка, лимонница, gonepteryx rhamni, Набоков

Многие последователи трансцендентализма часами медитируют, чтобы повысить свою «вибрацию» и приблизиться к желанной частоте. Пусть медитируют, бедняги! Им не дано было попасть сюда, на «Счастье слова»!

Память говорит

Берлин, река Шпрее, мост

Если эти двое — один на скамейке, другая к ней приближается, скатывается туда сейчас по аллее, — соединятся, то за фасадом дома номер двадцать два по Несторштрассе откроется весна тысяча девятьсот тринадцатого года.

Вид с неба

Женщина, снегопад, метель

В доме его, там, внизу, отчего-то пахнет снегом и легонько сквозит метелью. Май ли на дворе, июль ли горячий, сентябрь ли грибной. Зелено за окнами, а воздух кажется зимним, синим, и чья-то рука тянется к шкафу, дабы укутать шею шарфом потеплее.

Двое в комнате

Женщина, окно, отражение, жизнь

Это так хорошо, что одолевает искус написать так же. А не написать, так рассказать о написанном. Рассказать о рассказе. Ибо главное сделано, сотворено, с любовью выверено, и не успело ещё, свежее, дающее от окна отсветы, улечься на полку и покрыться домашнею пылью.

Шишки

Железная дорога, пути, поезд, станция

Шишки Семен любил, но втайне маялся небесным пренебрежением к этому мелкому людскому поселению. Судьба подшутила над станцией: устроила ее на белогвардейском пути, по дороге бесчисленных политических высылок, при этом не отрезала ни кусочка от славы громыхающего века.

Осколки рая

Подснежники, апрель, весна, любовь

В один прекрасный день я понял, что всё это — и голоса, и бабочки, и подснежники, — просто мои воспоминания о нашей с Аней первой и единственной весне. Я не смог их отпустить, и они материализовались.

Химия

Андроид, киборг, робот, человек

— Я вижу это. Глупо, как глупо и невероятно, и как остроумно с его стороны. Робот и любовь. Физика чистой воды и химия. Рациональность, выверенный расчёт и случайно выпавшая карта.

О любви, о смерти

Память, воспоминания, фотографии, фотоальбом, прошлое

Его пальцы нащупали кнопку. Легли, как на спусковой крючок. Напряглись. Суставы напоминали колени бегуна, приготовившегося к очень длинной дистанции. Нажать — и вместо воспоминаний к ней придёт смерть.

Каменный берег

Женщина, рельсы, железная дорога, поезд, часы, время, фантазия

Постояв на освещённой утренними лучами маленькой станции, поезд загудел и тронулся, и женщина, глядя на меня снаружи сквозь мутное стекло поезда, улыбнулась мне тонкой, едва заметной улыбкой.

Алёнушка

Васильки, венок, синие цветы, одиночество

Сначала я увидел косы. Две толстенные, пушистые косы с синими резинками на концах. А по ним, как мёд, разлито солнце. Одна из кос лохматым кончиком мазнула меня по щеке, и мне показалось, что расплавленные капли света стекают мне на кожу.

Собрание сочинений

Познакомьтесь с отзывами читателей и возьмите даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.