Марта

Лес и небо, Олег Чувакин, рассказ Марта

 

Очень густые, но лёгкие, волнистые каштановые её волосы укрывают уши, ложатся на плечи, завешивают щёки, когда она, сидя в своём парикмахерском кресле, ожидая клиента, склоняется над столом, низко склоняется, в задумчивости перебирая на столе что-то. От шагов, от голоса она трепетно вскакивает, взглядывает на вас смущённо, соглашается радостно, мягко и удивительно просто: «Да!» Лицо её круглое, смугловатое, щёки чуть впалые, глаза карие и тёмные. Широкие, русские глаза, в глубине хранящие неуловимый казахский намёк. Глаза блестят, в их блеске тает степной песок.

Она в синем шуршащем халате с короткими рукавами. На полы халата кое-где налип и электрически шевелится русый, чёрный, седой волос, чужой волос. Она пряма, узкоплеча, плоска, как девочка-школьница. Кто знает, сколько ей лет! Руки её худые, неожиданно белые. Может быть, смуглость её лица не от степного предка, а от загара. А может, под одеждой она полосатая, как конфета.

Зовут её Марта. В имени этом есть что-то прибалтийское и нет ничего казахского.

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Она обёртывает вам шею полупрозрачной клейкой бумагой, мгновенье обнимает шею маленькими вытянутыми ладонями, застёгивает на спине накидку. Волосы ваши тяжелеют от воды, состриженные слипшиеся пучки сползают по накидке, падают на пол. На ножницы, расчёску, пальцы Марты налипают мелкие мокрые волоски. Стрижёт она с наслаждением, с сосредоточенной ленивой нежностью. Проворная её соседка успевает обслужить двух-трёх клиентов, два-три раза выдвинуть ящик стола и убрать деньги, а для Марты не существует ни времени, ни ящика. Воздух в парикмахерской сладковато-парфюмерный, влажно-тропический воздух, поёт радио, левая рука Марты покоится на вашем затылке, в правой сонно урчит машинка, подбривающая висок. В зеркале отражается тихая, гипнотическая улыбка Марты, мигают блестящие внимательные глаза, вздрагивают, остро изламываясь кверху, чёрные узкие брови.

Вы закрываете глаза, будто бы оберегая их от сыплющихся волос. Вы думаете о чём-то, однако это «что-то» беспредметно, бессвязно, размыто, то течёт, то тает, как мыльная пена. Будто вспомнив давным-давно забытое, вы открываете глаза и видите перед лицом согнутые в локтях тонкие белые руки. Марта ровняет вам по расчёске чёлку, ножницы щёлкают, пряди хрустят и осыпаются, ложатся косыми тёмными дорожками на ваши колени, а за руками, за ножницами вы видите натянувшийся короткий рукав халата, видите склонённое, как бы удлинившееся от вашей тени лицо Марты, видите закушенную губу, полоску зубов, белеющих за рдяной помадой, и чувствуете слабый, прерывистый поток тёплого дыхания.

Щёточкой сметает Марта с вашего лица колкие волоски, обдувает феном шею, быстро подумав, берёт ножницы, снимает чуть-чуть над ухом осторожно, рукой невесомо касаясь волос, и большой и средний её пальцы, вдетые в сомкнутые кольца ножниц, прощально замирают в зеркале. Три кольца украшают её пальцы: свободные кольца ножниц и тесное обручальное. Добрый муж с весёлыми глазами у Марты и четыре стройные девочки со смуглыми, слегка казахскими лицами.

Вам пора покидать кресло, вы суетливо расплачиваетесь, вам отчего-то совестно расплачиваться, вы переплачиваете, но и это совестно, и вы ошеломлённо, восторженно говорите Марте спасибо. Говорите вы одно слово, но на лице вашем написана книга. Марта благодарно, радостно улыбается в ответ, устало переступая — говорят, парикмахер работает не руками, а ногами, — и ваша стриженая голова кружится, а пол, как палуба, качается и плывёт. Хорошо бы вам упасть перед Мартой на колени, обнять её ноги, прижаться к ногам щекой и прошептать в синий халат: «Спасибо!»

И вот уходите вы на улицу, унося с собой тайну — необъяснимую, непостижимую, прекрасную своей необъяснимостью, непостижимостью, и желтеет светло июньское солнце, и кажется вам, что вы трогаете руками небо.

 

© Олег Чувакин, 2005

 

 

«Марта». Рассказ. Читает Олег Чувакин. 17 февраля 2016 года.

 

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Бог, кучерявый, рубашка, клетчатая, небо
Бог в клетчатой рубашке

А. упал на пол, умер, поднялся в небо и очутился за столом, плывущим средь облаков. «Хорошо, качки нет, — мелькнуло в голове, — не то затошнило бы».

Городская улица, Олег Чувакин, рассказ В гостях
В гостях

Поздний вечер. Двое нетрезвых командированных идут в гости к жителю провинциального городишки. Они свалились будто с Луны, и возбужденный их явлением третий выпил с ними коньяку в гостинице, а там пригласил и к себе. Старые приятели, имевшие общие детство и юность, не виделись лет пятнадцать. Как завершится их вечер, бог весть.

Река Тобол, зима, рассказ В Москву, об октябрятах, Олег Чувакин
В Москву!

Октябрята Ваня и Женя не решили домашнюю задачу по математике и схлопотали по двойке. Отметки, выведенные размашистым почерком Степаниды Кузьминичны, поселились кровавыми загогулинами в их дневниках. Мальчики и опомниться не успели, как совершилось непоправимое.

Вернись, Новый год, ёлка, свечечка
Вернись, пожалуйста, вернись!

— Новый год, — сказал Хлопушкин и со скрипом повернулся на бочок. Разбуженная жена зевнула. — Но-вый год, — повторил он по слогам.

Город, дома, фото, Вещунья, рассказ, Олег Чувакин, 1994, вселенское средоточие, ванная комната
Вещунья

С потолка ванной комнаты свисала седая многослойная паутина, сотканная поколениями пауков. За облупившейся жёлтой краской на стенах обнажалась отсыревшая штукатурка. Кран смесителя, по недосмотру слесаря из давно забытого советского СМУ, прилепился не над, а под раковиной, создавая ясное ощущение бессмысленности сущего. Второй кран, по счастливой случайности, висел над ванной, а не где-нибудь над унитазом. Лишённая воды раковина служила хозяйке квартиры полкой: там ютились пузырьки, флакончики, тюбики, щёточки, карандашики, кисточки — палитра, откуда женщина черпает себя.

Карамель, остров карамели, диафильм, вкус карамели, рассказ Олега Чувакина
Вкус карамели

Март. В лужицах на оттаявшем чёрном асфальте отражается солнце, в глазах танцуют жёлтые пятна. Серое снежное крошево шуршит под сапожками и ботиками. Подготовительная группа детского сада, построенная в колонну по два, идёт на экскурсию в библиотеку. Воспитательница следит, чтобы никто не поскользнулся, не упал. В алом плаще и белом берете Зоя Аркадьевна походит на художницу.

💝

37 комментариев:

  1. Liydmila Bondareva

    О! Красиво. Хотя… четырех дочерей, пожалуй, много для изящной фигурки школьницы.

  2. Alvina Ruskevich

    Всем Мартам, пробудившим подобные чувства и, как следствие, запечатленным в красивом слове посвящается.. Хотя, нет, она одна такая и это очевидно, поэтому ощущения еще красивее.. Отлично!

  3. Iskander Abdoulkhaerov

    Ну, знаете, Олег, знал бы я эту Марту, давно стал бы ходить в парикмахерские :)

  4. Izydor Olszewski

    Приветствуя Иметь хороший понедельник.

  5. Irina Biryukova

    Ах, Олег, какой вы, однако, мастер! Что может быть будничнее, чем посещение парикмахерской, а в профессии этой, казалось бы. ничего поэтического… А у Вас… Марта… почти Маргарита! И место, где она священнодействует, становится особенным! Сегодня, в этот понедельник, Вы, Олег, волшебник!

    • Большущее спасибо, Ирина! Поэзия и романтика кругом: нужно лишь присмотреться…

  6. Tatyana Pavlova

    Олег, читала и все это видела реально. Написано с такой любовью, так ярко! Спасибо и удачи!

    • Олег Чувакин

      Спасибо, Татьяна! Да, это старый мой рассказ. И он выставлялся на один сетевой мини-конкурс, где вы его и читали.

  7. Biblioteka M-n Klyazma

    Нам понравилось. Надо быть большим мастером, чтобы в коротком рассказе уместить всю философию жизни. Очень трогательно. Спасибо!

  8. очень душевно :))

  9. Biblioteka M-n Klyazma

    Сейчас в современных писательских кругах есть такое поветрие называть себя писателем, причём громко заявлять. Но только читатель скажет об этом. Достаточно прочитать короткий рассказ или эссе, можно судить о человеке-писателе. Я к тому, что сочинить такое непросто и этот рассказ «Марта» этому подтверждение. Ещё раз спасибо. Прочитаю Ваши рассказы своим читателям на литературной встрече. Ждём ещё.

    • Большое спасибо! Будет замечательно, если кто-то услышит мой маленький рассказ. Писал я его долго: девять дней. Позднее ещё не раз переписывал. Последняя редакция сделана совсем недавно, в сентябре 2015 года.

  10. Галина Лебедева

    Спасибо за этот короткий, но такой яркий и чувствительный рассказ! Ваши рассказы хороши ещё тем, что они воспроизводят картину и ощущения испытываемые нами и отображённые вами так ярко и наглядно, а это не каждому дано! Спасибо!

  11. Наталья Овчинникова

    Спасибо за рассказ, Олег! Так хорошо прочитать с утра … Мне ваша манера повествования напомнила Амфитеатрова

  12. Олег Чувакин

    Добавил сегодня, 17 февраля, аудиоверсию рассказа «Марта». Слушайте!

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.