Метаморфозы от мистера Хайнлайна

Мальчик, читает, книга, библия, holy bible, фото

 

Многие главные герои Роберта Хайнлайна поначалу выглядят поверхностными, а то и глупыми. Спустя несколько десятков страниц персонажей и не узнать: их словно подменили!

Таков актёр Лоренцо Смизи, он же Лоренцо Великолепный, в романе «Двойник». Неожиданно для читателя, решившего было, что перед ним хвастун-пустышка, этот парень из кабацкого бахвала и попрошайки преображается в истинного гения сцены, позднее вознесшегося на вершину космической политики.

Таков мистер Грэхем в эпопее «Иов, или Осмеяние справедливости», внезапно обнаруживший свою необычайно глубокую веру, каковой никто бы в нём не заподозрил в первых главах.

В список переменчивых типов следует включить и легкомысленную штучку Джилл на пару с бульварным сочинителем Джубалом Харшоу. Оба персонажа, фигурирующие в толстой книге «Чужак в стране чужой», на поверку оказываются отнюдь не такими, какими обрисованы в начале.

Характеры персонажей переменяются тогда, когда завязка остаётся позади, когда автор окончательно в участников действа вживается. В этот момент в героях пробуждается сам Роберт Э. Хайнлайн. Далее характеры выравниваются: мы наблюдаем развитие героев, листаем историю их жизни, заряжаемся от действующих лиц восторгом и радостью, получаем от них любовь и познаём с ними разлуку, вооружаемся то луком со стрелами, то марсианским умением «исчезать», размышляем о политике (от гражданской философии в «Звёздной пехоте» движемся к анархии в «Чужаке»), проходим чрез огонь («Иов»), разделяем воду и взращиваем близость (снова «Чужак») — короче говоря, берём из книг всё, что заложил туда один из умнейших фантастов XX века.

Переключение внутри мозгов героев в текстах Хайнлайна может здорово обескуражить опытного читателя, настроившегося на иной тип личности. Неожиданная перемена качеств персонажа не только не проходит незамеченной, но создаёт со временем особый трепет перед книгами Хайнлайна: уж и не знаешь, чего ждать от следующего героя в следующем романе! Словом, это одновременно и недостаток, и достоинство. В какой пропорции, решать читателю. По моему мнению, 70% на 30% соответственно. Будь я Хайнлайном, я бы начальные главы с первыми мазками характеристик персонажей по завершении романа переписал.

Метаморфоза души и характера встречается даже в тех текстах знаменитого фантаста, что написаны от 1-го лица, когда автор практически сливается с главным героем. «Дверь в лето», «Кукловоды» или «Луна — суровая хозяйка» от метаморфозы свободны, а «Двойник» и «Иов», тоже написанные от первого лица, демонстрируют сдвиг в герое во всей полноте. В объёмных текстах, созданных от третьего лица и приближающихся к эпопее, наблюдаются «открытия» целого ряда характеров. В романе «Чужак в стране чужой» с несколькими главными героями (в русских изданиях, кстати, не хватает 25% текста, ибо переводы делались по урезанному варианту, изготовленному специально для американских ханжей) в этом смысле удивительны медсестра Джилл, изначально сильно смахивающая на особу лёгкого поведения с соответствующей репутацией в больнице, но таковой особой не являющаяся; многоликий Джубал, стряпающий коммерческую квазилитературную чепуху, а по совместительству подвизавшийся на поприще доктора медицины, юриста, философа-эпикурейца и богача и вызывающий в памяти чеховскую строчку «жанрист, анималист и пейзажист»; астрологиня мадам Александра Везант, она же Бекки Визи, чья глупость вдруг оказывается «тоже таким умом» — прямо по афоризму генерала Лебедя.

Роберта Энсона Хайнлайна я ставлю очень высоко среди мировых писателей-фантастов. Моя любимая тройка: Брэдбери, Саймак и Шекли. Хайнлайна я тоже включил бы в эту тройку, будь в ней четыре места.

 

© Олег Чувакин, 25-26 августа 2017

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, роман. Купи себе редактора!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
33

10
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Andrew Kindrachuk
Гость
Andrew Kindrachuk

В библии же данных метаморфоз не происходит…

Олег Чувакин
Гость
Олег Чувакин

Библия на картинке служит лишь иллюстрацией к романам «Иов» и «Чужак».

Анна Артюшкевич
Гость
Анна Артюшкевич

Олег, к своему стыду, я не читала Хайнлайна, но теперь — непременно прочту!

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Анна, у вас впереди прекрасные часы. Начните с «Двери в лето». Или с повестушки «Неприятная профессия Джонатана Хога». Увлекательная романтическая штучка. Читать медленно!

Анна Артюшкевич
Гость
Анна Артюшкевич

Спасибо! Если медленно, — значит, хорошая вещь, поскольку посредственную смаковать невозможно.

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Абсолютно верно!

Анна Артюшкевич
Гость
Анна Артюшкевич

Тут ведь еще важно наслаждение в процессе, а потом уже — послевкусие. Как от хорошего вина.

Oleg Chuvakin
Гость
Oleg Chuvakin

Хайнлайн — это звёзды, параллельные миры, коты, чуток анархии, бессмертие и романтика.

Анна Артюшкевич
Гость
Анна Артюшкевич

Да, это — моё!

Анна Артюшкевич
Гость
Анна Артюшкевич

Блестящая рецензия! Или это все же реклама, чтобы заинтересовать таких лодырей, как я? :)))