Метаморфозы от мистера Хайнлайна

Мальчик, читает, книга, библия, holy bible, фото

 

Многие главные герои Роберта Хайнлайна поначалу выглядят поверхностными, а то и глупыми. Спустя несколько десятков страниц персонажей и не узнать: их словно подменили!

Таков актёр Лоренцо Смизи, он же Лоренцо Великолепный, в романе «Двойник». Неожиданно для читателя, решившего было, что перед ним хвастун-пустышка, этот парень из кабацкого бахвала и попрошайки преображается в истинного гения сцены, позднее вознесшегося на вершину космической политики.

Таков мистер Грэхем в эпопее «Иов, или Осмеяние справедливости», внезапно обнаруживший свою необычайно глубокую веру, каковой никто бы в нём не заподозрил в первых главах.

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

В список переменчивых типов следует включить и легкомысленную штучку Джилл на пару с бульварным сочинителем Джубалом Харшоу. Оба персонажа, фигурирующие в толстой книге «Чужак в стране чужой», на поверку оказываются отнюдь не такими, какими обрисованы в начале.

Характеры персонажей переменяются тогда, когда завязка остаётся позади, когда автор окончательно в участников действа вживается. В этот момент в героях пробуждается сам Роберт Э. Хайнлайн. Далее характеры выравниваются: мы наблюдаем развитие героев, листаем историю их жизни, заряжаемся от действующих лиц восторгом и радостью, получаем от них любовь и познаём с ними разлуку, вооружаемся то луком со стрелами, то марсианским умением «исчезать», размышляем о политике (от гражданской философии в «Звёздной пехоте» движемся к анархии в «Чужаке»), проходим чрез огонь («Иов»), разделяем воду и взращиваем близость (снова «Чужак») — короче говоря, берём из книг всё, что заложил туда один из умнейших фантастов XX века.

Переключение внутри мозгов героев в текстах Хайнлайна может здорово обескуражить опытного читателя, настроившегося на иной тип личности. Неожиданная перемена качеств персонажа не только не проходит незамеченной, но создаёт со временем особый трепет перед книгами Хайнлайна: уж и не знаешь, чего ждать от следующего героя в следующем романе! Словом, это одновременно и недостаток, и достоинство. В какой пропорции, решать читателю. По моему мнению, 70% на 30% соответственно. Будь я Хайнлайном, я бы начальные главы с первыми мазками характеристик персонажей по завершении романа переписал.

Метаморфоза души и характера встречается даже в тех текстах знаменитого фантаста, что написаны от 1-го лица, когда автор практически сливается с главным героем. «Дверь в лето», «Кукловоды» или «Луна — суровая хозяйка» от метаморфозы свободны, а «Двойник» и «Иов», тоже написанные от первого лица, демонстрируют сдвиг в герое во всей полноте. В объёмных текстах, созданных от третьего лица и приближающихся к эпопее, наблюдаются «открытия» целого ряда характеров. В романе «Чужак в стране чужой» с несколькими главными героями (в русских изданиях, кстати, не хватает 25% текста, ибо переводы делались по урезанному варианту, изготовленному специально для американских ханжей) в этом смысле удивительны медсестра Джилл, изначально сильно смахивающая на особу лёгкого поведения с соответствующей репутацией в больнице, но таковой особой не являющаяся; многоликий Джубал, стряпающий коммерческую квазилитературную чепуху, а по совместительству подвизавшийся на поприще доктора медицины, юриста, философа-эпикурейца и богача и вызывающий в памяти чеховскую строчку «жанрист, анималист и пейзажист»; астрологиня мадам Александра Везант, она же Бекки Визи, чья глупость вдруг оказывается «тоже таким умом» — прямо по афоризму генерала Лебедя.

Роберта Энсона Хайнлайна я ставлю очень высоко среди мировых писателей-фантастов. Моя любимая тройка: Брэдбери, Саймак и Шекли. Хайнлайна я тоже включил бы в эту тройку, будь в ней четыре места.

 

© Олег Чувакин, 25-26 августа 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Лес, фото, Николай Григорьевич Никонов, писатель, день рождения
85 лет Николаю Никонову. «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно…»

10 декабря 2015 года исполнилось 85 лет со дня рождения русского писателя Николая Григорьевича Никонова (1930—2003), автора «Солнышка в берёзах», «Воробьиной ночи», «Кассиопеи», «Весталки». «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю, как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь. Да оправдаю ли? Не знаю», — писал Никонов в «Размышлении на пороге».

Ангар 18, фильм, кадр, учёные, инопланетянин, пришелец
«Ангар 18». Во имя правды и против государства

Тридцать шесть лет тому назад вышел на экраны фильм «Ангар 18» («Hangar 18» на американском языке). Несмотря на малый бюджет, почти полное отсутствие «раскрутки» и компьютерных спецэффектов, этот фильм до сих пор известен в кругу тех приятных людей, что любят фантастические ленты, полные романтики, героизма и антигосударственных выпадов.

Облака, закат, пессимизм в русской литературе, Олег Чувакин
«Кому повем печаль мою…»

Если иметь в виду нашу классику XIX-XX веков, то надо сказать: она почти вся безнадежна. Боль, хандра, тоска, смерть. «Кому повем печаль мою…» И если и встречается в русской литературе вера во что-то светлое, то свет этот мечтательный — он исходит из будущего. «Через четыре года здесь будет город-сад!» (Стихотворение написано в 1929-м, в 1930-м автор этих строк застрелился.)

Калина красная, фото, Жорж Сименон, Когда я был старым
«От трёх до семи каждый день, чтобы заработать на жизнь»

Меня всегда интересовало, как пишут другие прозаики. Как устроен их рабочий день, как осознают и переживают они свои неудачи, как радуются счастливым свершениям и как чувствуют себя, когда их очередная рукопись завершена и превращена в книгу.

Снег, поле, Россия, Вудхауз, Wodehouse
«Русские» цитаты из Вудхауза

Дорогие читатели! Предлагаю вашему вниманию собранную мною коллекцию высказываний Пелема Гренвилла Вудхауза (Pelham Grenville Wodehouse) на тему русского характера.

💝

10 комментариев:

  1. Andrew Kindrachuk

    В библии же данных метаморфоз не происходит…

    • Олег Чувакин

      Библия на картинке служит лишь иллюстрацией к романам «Иов» и «Чужак».

  2. Анна Артюшкевич

    Олег, к своему стыду, я не читала Хайнлайна, но теперь — непременно прочту!

    • Анна, у вас впереди прекрасные часы. Начните с «Двери в лето». Или с повестушки «Неприятная профессия Джонатана Хога». Увлекательная романтическая штучка. Читать медленно!

    • Анна Артюшкевич

      Спасибо! Если медленно, — значит, хорошая вещь, поскольку посредственную смаковать невозможно.

    • Абсолютно верно!

    • Анна Артюшкевич

      Тут ведь еще важно наслаждение в процессе, а потом уже — послевкусие. Как от хорошего вина.

    • Хайнлайн — это звёзды, параллельные миры, коты, чуток анархии, бессмертие и романтика.

    • Анна Артюшкевич

      Да, это — моё!

  3. Анна Артюшкевич

    Блестящая рецензия! Или это все же реклама, чтобы заинтересовать таких лодырей, как я? :)))

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.