Всё случается вовремя

Женщина, пирожное, кофе, окно

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Об авторе: Алики Аджинджал, живёт в Абхазии (г. Сухум).


 

«А вот и поворот. Главное — не опоздать. — Мирон бежал по улице и не переставал укорять себя, что чуть не проспал такое важное событие. — Сегодня суббота. Она в выходные всегда приходит в кондитерскую. А вдруг она уже ушла? Она так быстро покупает пирожные: даже не думает, не выбирает, словно ей всё равно что съесть, лишь бы было сладко… И как я мог проспать?!»

Он забежал за поворот и остановился — шагах в двадцати показалась вывеска с надписью: «Сладкий Рай». Мирон хотел отдышаться, но понял, что у него на это не осталось времени. Он торопливым шагом направился к двери.

Когда Мирон в очередной раз, — он уже и не помнил, какой по счёту, — ухватился за стальную ручку и открыл дверь, он почувствовал крепкий запах выпечки и лёгкий запах ванили. Мирон вошёл и посмотрел влево — были заняты всего два столика у окна. Он всё смотрел на столы, боясь повернуть голову в другую сторону, где за кассой всегда сидела неприятная женщина с острым подбородком и такими же острыми очками. Мирон подошёл к стеклянному прилавку и уставился на сладости.

«Вкусная картинка». Он медленно зашагал вдоль прилавка, не отрывая взгляда от тортов и пирожных.

— Доброе утро! — поприветствовала его девушка за прилавком. — Что-нибудь выбрали?

— Да, — неуверенно произнёс Мирон и ткнул пальцем в первый попавшийся кусок торта. — Давайте вот этот.

— Сколько вам?

— Одного куска хватит.

— Чай зелёный, чай чёрный, кофе, горячий шоколад… — на автомате произнесла девушка.

Зная, что, если им дать волю, они не устанут предлагать, Мирон перебил её:

— Я с собой беру.

Девушка переложила кусок торта в бумажный контейнер для еды и протянула Мирону.

— Приятного аппетита! — Она вежливо указала рукой на кассу. — Приходите ещё!

Мирон засеменил к кассирше. Он наконец осмелился посмотреть в сторону кассы, но около неё никто не стоял. «Не успел», — расстроился Мирон, но в то же время у него словно камень с души упал: как бы ему ни хотелось увидеть её, он и желал, и боялся.

Мирон положил бумажный контейнер на столик рядом с кассой и только хотел пожелать доброго утра кассирше, как услышал:

— Пакет брать будете? — прогремела она и уставилась на Мирона поверх своих очков.

— Ам… да, пожалуй, — ответил Мирон негромко и в очередной раз подумал, до чего же у этой кассирши неприятный голос, словно тебя окатили холодной водой.

Кассирша протянула Мирону пакет, как-то брезгливо окинула его взглядом, странно повела носом и тут же уткнулась в монитор.

— С вас двести восемьдесят рублей, — объявила она громко.

— Хорошо, сейчас. — Мирон засунул бумажный контейнер в пакет и положил его на столик.

Пока он шарил в своём глубоком кармане в поисках денег, кто-то встал за его спиной.

— Простите, можно? — произнёс приятный женский голос.

Мирон вздрогнул. Его сердце так заколотилось, что он не решился посмотреть назад, а только шагнул в сторону.

— Спасибо, — произнёс всё тот же приятный голос.

Женщина подошла к столику ближе и взяла с него пакет со сладостями.

— Спасибо, что присмотрели, — поблагодарила она кассиршу.

— Не за что, — ответила та. — Нашли, что искали?

— Да, в вашем меню есть эти сладости. Я сделала заказ.

— Отлично. — Кассирша растянула свои тонкие губы, от чего её уши слегка приподнялись вверх. — Приходите ещё.

— Обязательно. Я только к вам и хожу. — Женщина развернулась и хотела направиться к выходу, но на её пути вырос Мирон.

А как это случилось, Мирон и сам не понял: он за эти пару секунд столько раз отчаялся и столько раз решился, что и сам не заметил, как преградил ей путь.

— Зоя?! — еле выдавил он.

Мирон уставился на Зою и покраснел. «Зачем это я… Что я делаю?» Он подумал, что лучше отойти в сторону, но не смог сдвинуться с места; да и поздно уже, надо как-то объяснить, зачем он позвал её по имени.

— П… простите. — Зоя слегка растерялась и поправила свои каштановые волосы.

Она посмотрела на Мирона, словно впервые увидела его, но Зоя его узнала: она часто замечала Мирона в этой кондитерской, да и на улице пересекалась, а в последний раз улыбнулась ему и чуть не поздоровалась; но она никак не могла понять, откуда он знает её имя.

— Мы знакомы? — спросила она, захлопав ресницами.

Мирон нервно улыбнулся и почесал бровь, хотя она у него вовсе не чесалась.

— Да… нет… да я просто слышал, как вас здесь кто-то окликает. Я часто здесь бываю, и вас здесь часто вижу… вот, решил…

Зоя внимательно слушала, и на мгновение Мирону показалось, что она заинтересовалась, но, когда Зоя окинула Мирона взглядом с ног до головы, она скудно улыбнулась.

— Да, я часто сюда забегаю. — Зоя сделала шаг вправо, чтобы обойти внезапного собеседника.

Мирон неуклюже отошёл в сторону. Он машинально взглянул на свою одежду и замер — на нём висели его рабочие брюки, которые выглядели так, словно их не стирали целую вечность; майка смотрелась не лучше, да ещё и с парой дырок у воротника. А запах! Только теперь Мирон почувствовал, что от него пахнет краской.

— До свидания, — с равнодушной ноткой в голосе произнесла Зоя.

Мирон промолчал. Он не ожидал, что всё закончится вот так. Да он и не рассчитывал, что всё, в принципе, начнётся: он не планировал говорить с ней, он не планировал знакомиться… только ни сегодня, он и сам не был к этому готов.

Он стоял и смотрел, как Зоя выходит из кондитерской, и этот момент ему показался вечностью.

«Что я наделал!» — подумал он и опустил руки. Он пришёл в себя от звука, донёсшегося откуда-то снизу. Мирон посмотрел на пол и увидел свой пакет с тортом, плюхнувшийся на пол.

— Чёрт! — Мирон подхватил пакет и поспешил к двери.

Когда он вышел на улицу и посмотрел Зое вслед, он увидел, как она лёгкой походкой шагает по тротуару. Только сейчас он заметил её довольно высокие каблуки, но такие тонкие, что ему вдруг стало любопытно, как она умудряется не споткнуться об эти уродливые и грубые тротуарные плитки, расколотые тут и там.

«Что же делать! Пойти за ней?.. Нет, я и так облажался. И как я умудрился выйти в рабочей одежде? Как я не заметил? Зачем я так спешил! Ну зачем! — Мирон смотрел вслед Зое, кусая нижнюю губу и топчась на месте. А когда пришёл к выводу, что уже ничего не исправить, он подумал только об одном: — Обернись! Хотя бы раз обернись».

Но Зоя не обернулась; она такой же лёгкой походкой скрылась за поворотом.

Мирон несколько часов бродил по улице без цели. Уставший и разочарованный, он вернулся домой; а когда вошёл, тут же стянул с себя майку, зашвырнул её за диван и направился к барной стойке. Он запихнул в холодильник пакет с тортом, а после налил в стакан чай из термоса, взял пиалу с сухарями и поплёлся к окну. Поднявшись по трём шатким ступенькам (скрип которых любого человека давно свёл бы с ума, но Мирон обожал этот звук, как и звук скрипящих полов его берлоги, как он прозвал свою мастерскую), он поставил на широкий подоконник свой скромный завтрак и открыл окно настежь — свежий воздух ворвался в комнату и поднял с пола пыль.

Мирон взял в руки стакан с пиалой, сел на подоконник и задрал на него ноги. Он хлебнул горячего чая и уставился вдаль — с высоты десятого этажа, на котором располагалась его мансарда, открывался чудесный вид на город; а вдали бирюзовой полосой тянулось море, на которое он мог смотреть часами.

Мирон взял сухарик и уже собрался положить его в рот, но бросил в пиалу и отставил её в сторону.

«Ну как же так… как так получилось?! — Он посмотрел в центр комнаты, где стоял мольберт, а с холста зелёными глазами на Мирона смотрела Зоя. — Никак не могу подобрать цвет её губ: сочный, но мягкий… и губы у неё чуть полнее, сегодня заметил. Хм, я её никогда не видел так близко; и подбородок у неё нежнее, а вокруг глаз пара солнечных морщинок. Она выглядит такой спелой… интересно, сколько ей лет? Не думаю, что она старше меня, ей чуть за тридцать, наверно… И зачем я заговорил с ней? Я же планировал сделать всё красиво. И вовремя. А теперь ума не приложу, как это исправить: одет был как бродяга, говорил непонятно что… Помню, имя назвал. А что дальше? Я что-то ещё ляпнул… Черт! Черт! Чёрт! Как же стыдно. И как, должно быть, от меня несло. Краски, кисти, тряпки: надо здесь проветривать чаще, и чаще стирать одежду, рабочую в том числе… Но я так люблю этот запах! В нём вся моя жизнь».

Остаток дня он решил провести в мастерской и продолжить работу над её портретом. Но ничего не вышло: он не мог смотреть Зое в глаза, хоть она и не стояла перед ним живая, а смотрела на него с неподвижного полотна. Мирон убрал её портрет и положил на мольберт чистый холст. Он долго думал, что набросать, часто поглядывая на огромное количество картин, рядами стоящих на полу, и вспоминая, какого пейзажа или портрета в его коллекции ещё нет. Он сделал пару горизонтальных штрихов, надеясь, что муза подскажет ему, что должно родиться на этом белом поле, но муза, видимо, улетела в неизвестном направлении, как и душевное равновесие Мирона.

Чтобы к ночи ещё и сна не лишиться, Мирон перелез через окно и долго ходил по крыше; так долго, что уже и город уснул, и шум машин стал настолько редким, что Мирон понял: перевалило прилично за полночь.

«Завтра воскресенье. Она придёт в кондитерскую утром, — вспомнил он, засыпая в кровати. — Я пойду туда, поговорю с ней. А может, надо было сделать это раньше? Она же улыбнулась мне недавно, показалось, что запомнила меня. Зачем я тянул — целых два месяца наблюдал за ней и ни разу не заговорил. Столько времени потерял… Как же она хороша: стройная, гибкая, но, судя по манерам, уверенная и стойкая… а волосы… кажутся такими мягкими, так и хочется уронить в них пальцы… раньше со мной такого не было, да и не хотел, так горел своей работой, никого не замечал, но в последние годы так тоскливо. Только благодаря ей понял, что… я устал быть один».

«Устала быть одна… — Зоя глухо рыдала, уткнувшись лицом в подушку в своей крохотной съёмной квартире. — Я так устала! Но что делать? Какая, к чертям, личная жизнь, когда мне приходится выживать. Всю жизнь мучаюсь… если бы родители были живы… если бы имела брата или сестру, наверно, было бы легче, но я одна, всегда одна. Как надоело всё!.. Его чёрные глаза… зачем я о них вспомнила? Странный он какой-то: раньше вроде прилично выглядел, хоть и скромно, но сегодня… он, видимо, и живёт так же скромно. И зачем я столько думала о нём? Уже месяц, как он не идёт у меня из головы, но… два неудачника — хуже союза не придумать. А взгляд какой серьёзный, словно знает столько всего, о чём другие и не догадываются. Интересно, чем он занимается? От него так краской пахло, и руки были грязные; наверно, разнорабочий. Но эти чёрные глаза… А может, ну его: он тоже по выходным в кондитерскую ходит, пойду завтра и заговорю с ним сама. Да, точно! Так и сделаю! А если не получится, значит — не судьба!»

Сидя у окна в «Сладком Раю» и заказав чай с диетическими пирожными, Зоя всё смотрела воодушевлённо по сторонам и медленно жевала свой завтрак. Прошёл почти час, но черноглазый незнакомец так и не появился.

«Дура! — ругала она себя, выйдя из кондитерской. — Ещё и накрасилась больше обычного, и волосы всё утро укладывала. Какая же я дура! Значит — не судьба, понимаешь ли. Смешно! И о чём я думала? Что мне повезёт? Что наконец моя жизнь розами запахнет? Знаю же, что так не бывает; по крайней мере, в моей жизни… И почему я тут стою?»

Зоя оглянулась и посмотрела на часы — она простояла возле дверей кондитерской около десяти минут.

«Пора бы мне перестать надеяться и верить в сказки. — Зоя крепко прижала пальцы к глазам, чтобы сдержать слёзы. Она шмыгнула носом, вздёрнула головой, чтобы её волосы легли за плечи и пошла по тротуару, цокая тонкими каблуками. — Да и какая личная жизнь, когда моя работа висит на волоске. Ещё и за квартиру платить скоро. Я не могу потерять эту работу. Нельзя! Мне нельзя отвлекаться… Черт, совсем забыла про комнатные цветы: меня же начальник попросил достать их где-нибудь. И почему именно я должна бегать по таким поручениям, ещё и в выходные? Подумаешь, его любовница с понедельника переезжает в личный кабинет. Цветочки ей комнатные подавай, любит она их, видите ли… и чего я так злюсь… он же по-дружески попросил. Нормальный он начальник, но эта его новая пассия, как бы она меня уволить не решила. Пригрозила же: если сегодня её кабинет не будет готов, у меня будут проблемы. А у меня рабочий контракт заканчивается. Точно! Избавиться от меня хочет. Ревнует, наверно: у нас же всем за сорок, только я ей помеха. Надо успеть прийти с цветами к двенадцати; не сомневаюсь, что она раньше объявится. Я столько времени в кондитерской потеряла, уже бы на работу ехала».

«А может, не судьба? — Мирон сидел на своём любимом подоконнике и пил кофе, отрешённо поглядывая на пробудившийся город. — Ну надо же, как ночь всё меняет: ещё вчера рвался пойти с утра и найти её, а теперь сижу тут в одиночестве и пью эту горечь; и чего я сахар не положил?.. А может, надо было пойти? И что бы я ей сказал? Какой я наивный. Судьбоносные встречи навряд ли так происходят; она явно ничего не почувствовала. Да и как тут почувствовать: стоит перед ней какой-то замаранный мужик, да ещё и имя её откуда-то знает. Может, она подумала, что я ненормальный… Хотя творческие люди все чуток того… я и сам это чувствую. А она кажется такой земной: нам явно не по пути… И что делать дальше? — Мирон окинул взглядом свою мастерскую. — Конечно, работать. Искусство — всё, что у меня есть. Будет ли что-то ещё… хоть когда-нибудь».

Зоя стояла на лестничной площадке и с усилием нажимала на кнопку старого дверного звонка.

— Хозяйка! — Зоя нетерпеливо постучала в дверь.

— Кто там? — послышался пожилой женский голос.

— Доброе утро! Вы Тамара?

Дверь приоткрылась.

— Да, милочка, я. — Хозяйка квартиры внимательно посмотрела на Зою, прищурив глаза. — Могу чем-то помочь?

— Да, я тут… — Зоя закопошилась в сумке. — Просто сегодня выходной, почти всё закрыто, а мне срочно надо. — Она вытащила из сумки визитную карточку и протянула её Тамаре — Вот. Мне знакомая дала, сказала, что вы цветы продаёте, и намного дешевле, чем в магазине.

— Ох, да, милочка. — Тамара распахнула дверь и шагнула за порог, взглянув на визитку. — И что дешевле, тоже правда. Многие у меня закупаются, а в магазине продают куда дороже.

— Я бы хотела купить. Я, правда, в них не разбираюсь, но мне главное, чтобы зацвели уже.

— Хорошо, деточка, сейчас, погоди минутку.

Тамара зашла в квартиру, а через пару секунд вышла с ключами в руках.

— Вот, возьми. — Она указала пальцем вверх. — Поднимешься сама, у меня ноги больные, не могу так много ходить. Тут два ключа: вот этот от крыши, а этот от оранжереи. Она небольшая такая, к стене мансарды пристроена. Там есть из чего выбрать. А ещё горшки прямо на крыше на солнышке греются, я их утром вынесла, их тоже посмотри.

— Да, хорошо. — Зоя неуклюже взяла ключи и с раздражением подумала, что ещё и на крышу лезть придётся.

— Только ты это… сначала позвони соседу, его дверь по центру. Он иногда пропускает через свою квартиру, так короче намного. Он, правда, часто не слышит, работает у себя наверху, но всё равно позвони. А если его нет, то пойди прямо по коридору и заверни за угол…

Зоя вздёрнула брови, не отрывая глаз от ключей: «Господи, день у меня кажется не задался».

— …и там в конце увидишь лестницу, — продолжила Тамара. — поднимешься и откроешь дверь. А там, увидишь куда идти. Не заблудишься.

— Хорошо, я поняла. — Зоя направилась к лестнице, устав слушать это долгое объяснение, куда и как идти. Она решила, что сама найдёт дорогу, лишь бы перестать слушать эту говорливую женщину.

— Только ты это… — сказала ей вслед Тамара, с усилием повысив голос. — Если там не выберешь, то вернись, я тебе и тут покажу, у меня на балконе ещё растут.

— Хорошо, я быстро, — бросила ей Зоя и побежала вверх по лестнице.

Зоя уже тянулась пальцем к звонку двери того самого соседа, но заметила записку: «Звонок не работает».

— Просто отлично! — Зоя крепко постучала в железную дверь.

Никто не ответил. Зоя постучала ещё раз и прислушалась — тишина. Она постучала громче, но не услышала ни звука.

— Пф! — Зоя посмотрела на длинный коридор, убегающий вправо. — Ну что ж, по лестнице так по лестнице.

Зоя поднялась на крышу быстро, но успела споткнуться на лестнице и разбить коленку; а когда дошла до оранжереи, её каблук застрял на неровной поверхности, и она чуть не вывихнула лодыжку. С каждой минутой её настроение становилось всё хуже. А время поджимало. «К двенадцати часам я должна быть в офисе», — не уставала она повторять про себя.

Засунув ключ в замочную скважину, Зоя занервничала — дверь никак не хотела открываться.

— Ну давай же, — проскрипела она сквозь зубы и попробовала силой повернуть ключ, но он не двигался.

Зоя судорожно выдохнула и замерла. Она достала из сумки резинку для волос и небрежно завязала их в пучок. А когда вновь потянулась к ручке, подумала, что, может, нужно крутить в другую сторону — щелчок, и дверь открылась.

— Слава богу! — Зоя поспешно зашла и осмотрела все цветы в оранжерее, но те ещё не зацвели.

«Нужно было через стекло посмотреть. Да что со мной сегодня?! Хотя что тут увидишь: всё так заставлено». Зоя вышла из оранжереи и прошла вдоль стены, внимательно рассматривая горшки, беспорядочно расставленные по крыше.

Выше, на парапете стояли ещё горшки. Увидев ступени, Зоя поднялась по ним, чтобы рассмотреть цветы ближе, но вновь споткнулась и чуть не упала.

«Ненавижу свою жизнь! Ненавижу свою работу! Ненавижу эти цветы!.. Как же всё надоело… — Зоя посмотрела на часы. — Уже без двадцати двенадцать. Я опоздаю».

Она плюхнулась на верхнюю ступеньку, чувствуя, как зудит её поцарапанная коленка, а посмотрев на свои туфли, увидела, что на каблуке нет набойки, а сам каблук в глубоких царапинах. Она швырнула сумку на пол и заплакала, закрыв лицо руками.

— Может, кофе? — послышался мужской голос.

Мирон заметил Зою ещё когда она открыла дверь и ступила на крышу. Он не поверил своим глазам. А когда Зоя скрылась у стены мансарды, Мирон подумал, что ему точно померещилось. Но когда Зоя поднялась по лестнице и села недалеко от его окна, Мирон чуть не пролил кофе на свои брюки.

Зоя вздрогнула. Она посмотрела в сторону и увидела окно мансарды, на подоконнике которого сидел тот самый черноглазый мужчина. Зоя отвернулась и быстро вытерла слёзы руками. Она не знала, что сказать, не знала, что делать и, как ей показалось, забыла, как дышать.

— Я тут… шум услышал, — осторожно произнёс Мирон, поняв, что Зое стало неловко. — Но не стал вас беспокоить. Поверить не могу, что это вы.

Зоя посмотрела на него и попыталась улыбнуться, но не вышло.

— Что вы тут делаете? — спросила она подрагивающим голосом.

Мирон машинально заглянул в свою берлогу:

— Я тут живу… Так что насчёт кофе?

Зоя встала на ноги, прихватив с пола сумку. Она хотела посмотреть на часы, но передумала и посмотрела на бирюзовую полосу моря, а затем, не спеша, окинула взглядом город.

— А знаете что? — Зоя стряхнула в сторону туфли со своих ног и шагнула к Мирону. — Я согласна.

 

© Алики Аджинджал

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Прочти читательские отзывы и возьми даром собрание сочинений Олега Чувакина! В красивых обложках.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
💝

18
Отзовись, читатель!

avatar
  Подписка  
Подписаться на
Ольга
Гость
Ольга

Рассказ мне понравился. Написано простым, понятным языком,
стиль без рывков и выпендрежа.

Алики
Гость
Алики

Большое спасибо, Ольга!

Елена Исаева
Гость
Елена Исаева

Интересно, с юмором. Повезло героям, можно сказать, их свела судьба.) По описанию кажется, что героям 20 с хвостиком, а не «чуть за 30», боюсь, чем старше, тем меньше желания караулить и ловить момент. А может, я ошибаюсь?)

Алики
Гость
Алики

Спасибо, Елена!
Возможно, вы правы; но если речь идёт о творческих людях, то им всю жизнь 20-ть с хвостиком )) а вот героиня решила разок испытать судьбу, и отрицательного результата ей хватило, чтобы больше не стараться (у не творческих людей время бежит совсем по-другому, и ценят они его иначе; да и к жизни относятся по-своему).

Ольга
Гость
Ольга

ошибаетесь)

Елена Исаева
Гость
Елена Исаева

Это очень хорошо, что здесь я ошибаюсь !:)

Ольга
Гость
Ольга

Я перечитала все рассказы, присланные на конкурс, и, по-прежнему, остаюсь поклонницей этого рассказа. От него веет теплом и надеждой, изложение простое и красивое. Целостный во всех отношениях рассказ, не увидела в нем никаких недостатков. Писал мастер художественного слова.
В этом же ряду стоит рассказ «Тихоня», также неплохие рассказы «После тебя» и «Воздушные замки».
Хотя история «Воздушных замков» тривиальна и банальна. «Разведенка», оставшаяся без мужа, вспоминает своего давнего дружка юности и пытается через постоянные телефонные звонки ему навязаться, спрашивая каждый раз о какой-нибудь чепухе. Любой неглупый мужчина поймет, не будет женщина просто так регулярно звонить, невзначай спрашивая о книге, о библиотеке и т.д. Вот и бабулю посетила с визитом в его отсутствие. Если разобраться, очень расчетливая, хитрая и целеустремленная женщина, привыкшая добиваться всего, чего ей вдруг захочется. Вот именно эта истинная реальность в рассказе мне и не нравится, а история изложено красиво.
«После тебя» — рассказ производит эмоциональное впечатление.
«Тихоня» — хорошо написано, все в нем гармонично. Тоже писал мастер.
.Все остальные рассказы я тоже прочла, но ни один не тронул и особого впечатления не произвел. Возможно, темы для меня далеки: любовь между пожилыми супругами, мучения ревнивого мужа или и чувства мужчины в возрасте к молодым девушкам и т.д.
К примеру, «Где бы ты ни был» — история красивая, но изложена как-то обыденно, поэтому лично у меня нет сильного впечатления.
«Ныряльщик». И где тут история любви? Ее нет, все как-то по краешку.
Вообще не понравился рассказ «Он упал в море», а именно стиль изложения. Очень тяжело читать рассказ, с трудом воспринимается.
«Андромеда» — взрыв мозга и заумь.
«Танго» — не понравились метафоры в начале рассказа, как герой шел и пинал август и далее про осень. Вычурные и позерские – не по моей душе.
«Паводок» — маловат масштаб паводка для проверки чувств героев. Мелковато там — в паводке.
Хотя…показался довольно интересным рассказ «Вне игры»

На этом заканчиваю. Отзыв писал новичок в конкурсе, приславший на него «эссе про кладбища», который не прочел до этого ни одного конкурсного рассказа за 2018-2019 годы. Прочитала потом. Теперь поняла, как сюда писать.

Желаю автору рассказа «Все случается вовремя», а также рассказу «Тихоня» занять получить премии призеров конкурса.
.

Ольга
Гость
Ольга

В последнем предложении не дописала «занять ПРИЗОВЫЕ МЕСТА»

Алики
Гость
Алики

Большое спасибо, Ольга!

Мне безумно приятно, что вы оценили мою работу. И я очень рада, что она вам понравилась и за простоту текста; рада, что вы это заметили. После прочтения книг по драматургии и просмотра разной информации в интернете, я поняла, что в наше время лучше писать проще, так как современный читатель (в силу скорости современной жизни) желает литературное произведение не прочесть, а «проглотить»; соответственно: чем проще, тем читабельнее. А нагромождение эпитетов, немалое количество клише и всё подобное лучше оставить классикам — они были в этом мастера, и в то время это было уместно и красиво, и, наверно, даже модно; а нам, по-моему, не по веку так писать.

(Я этот рассказ ещё не перечитывала, чтобы самой найти ошибки, но по памяти знаю, что там есть очень грубая: выражение «… жизнь розами запахнет» — избитое; лучше заменить на «сдобными булками», раз в рассказе есть эпизод с кондитерским магазином, или на что-нибудь другое :) )

Благодарю вас за отзыв и пожелания! И вам желаю успехов во всех начинаниях!

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Не могу с Вами согласиться, Алики: про классиков, которые были мастера в клише — и нагромождении эпитетов. За Чехова обидно!)

Алики
Гость
Алики

Здравствуйте, Инна!
Я никого не выделяла, а имела ввиду общую картину. В слове «клише» нет ничего плохого, но сегодня оно воспринимается чуть ли не как литературное ругательство, хотя это просто стилистический приём. Во времена классиков, это, наверно, и за ошибку не считалось, но спустя столетия картина ведь изменилась. И сегодня использовать клише либо нужно ограниченно, либо вообще не использовать. Я, вот, читая современников, хочу видеть дугой стиль письма, а когда хочется насыщенных и витиеватых текстов я читаю классику. Я считаю, что они уже всё написали, и им подражать не стоит; у современных писателей должен быть свой окрас.

Алики
Гость
Алики

И, в принципе, я имела ввиду не только стилистические приёмы, но и многое другое: сегодня нельзя писать «ихние», «ихний» и т. д. Но у Достоевского, к примеру, это встречается. А попробуйте сегодня отправить на конкурс работу с такими местоимениями — забанят, ведь )

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Моё любимое у Достоевского: «Она встала в негодовании и папильотках» (про губернаторшу из «Бесов» — всегда было смешно от такого смешения))
Уж не знаю, почему он так написал: может, торопился сдать роман и получить расчёт (долги, долги).
Но, помилуйте, не писал Чехов витиевато)
И клишеировано не писал (стандартно, застывшими словоформами))
И Мураками с Исигуро — наши с Вами современники и в то же время уже классики — не пишут легко (и клишеировано))
И Фаулз с Борхесом — тоже нам почти современники, один умер в 1986-м, другой в 2005-м — не писали легко и клишеировано.
А что касается рунета, то туда лучше писать не только легко, но и коротко)))

Елена Исаева
Гость
Елена Исаева

Мне кажется, специальный приём такой). Вообще, нравится Достоевский. Про то, как лучше сейчас писать, чтобы читали, я бы сказала, что это довольно примитивные ситуации и истории, может и увлекательные, но прочитаешь и забудешь. Это я не про кого-то с данного конкурса, тут таких нет). Здесь все рассказы по-своему хорошие.
Лично я могла почитать что-то простое и незатейливое, а могла и классику. Кино тоже можно смотреть как мексиканский сериал, так и авторское номинированное. Ничего плохо нет и в том, и в этом, но точно, назвать литературой или хорошим кино нельзя то, что не несёт толком смысла.
Вообще, на любой вкус есть читатель. Честно, думала, современные дети почти не читают. Но в детской библиотеке сказали, что приходит и много дошкольников. В книжных магазинах в дни предновогодних акций — толпы. Это радует!

Алики
Гость
Алики

Достоевского я чрезвычайно люблю ) Один из немногих писателей, чьи работы я перечитываю. Я эти местоимения к примеру привела; не изучала эту тему, но, наверно, так раньше разговаривали в обществе (на манеру разговора ведь тоже мода всегда есть).
По поводу книг и кино я с вами согласна: главное, чтоб смысл был. Я согласна и 500 листов сложного и неудобного текста прочесть, если сюжет интересный; но читать такие тексты у современников мне тяжеловато. Однако, вы правы — у любой книги найдётся своя аудитория.

Ольга
Гость
Ольга

Рассказ оставляет в душе теплые чувства, и значит, цель достигнута. Значит, в рассказ вложена душа. Не отношусь к тем, кто «проглатывает» рассказы, я читаю очень внимательно. Рассказ написан живо, просто и красиво! ПРОСТО и КРАСИВО! Много тонко подмеченных штрихов, точно подобранных слов в передаче картин, героев и ситуаций. Мне очень понравился отрывок с кассиршей, которая возвращает главного героя с небес на землю: «Пакет брать будете?» — прогремела она и уставилась на Мирона поверх своих очков» и дальше по тексту.
Не думала, что мое упоминание о простоте вызовет ассоциации, которые затем упрутся в русских классиков. Их лучше не трогать. Не считаю, что они нагромождали свои произведения витиеватыми выражениями. Они писали простым, понятным и красивым языком, и поэтому их читают до сих пор.
Большое спасибо за пожелания, Алики!:)