Обращение к читателю

Экономика дарения, обращение к читателю, Олег Чувакин

 

Здесь я разъясняю своё отношение к экономике дарения. Достоин ли писатель вознаграждения?

Я опубликовал на «Счастье слова» Манифест Чувакина, программный документ, определяющий моё и публичное отношение к моим литературным произведениям. Отношение в настоящем и будущем.

Собрание файлов, о котором идёт речь в Манифесте, доступно всем желающим безвозмездно. Не нужно платить, дабы его заполучить. Все тома собрания любой читатель свободно и легально, с моего разрешения, скачивает по приведённой ссылке. Даром!

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики. Занимайте очередь: заказы принимаются уже на 2021 год!

Экономика дарения имеет древнюю историю. Современными её примерами, примерами крупными, являются свершения Ричарда Столлмана, Линуса Торвальдса, Марка Шаттлворта. Название «Ubuntu», системы, которой Шаттлворт посвятил свою жизнь, переводится так: «Человечность». На противоположном полюсе находятся дельцы типа Билла Гейтса, чей многомиллиардный бизнес в комментариях не нуждается.

Это примеры из индустрии компьютерных операционных систем, но то же самое, пусть в масштабах поменьше, происходит и в книгоиздании. Издателю, превратившего автора в конвейерного раба, а читателя — в потребителя, возражает самиздат, чьё поле непрерывно ширится, тесня издательские фирмы.

Писать свободно сегодня значит писать бесплатно. Альтернативы этому нет.

В XXI веке, когда Земля опутана глобальной сетевой паутиной, пора отказаться от книготорговли. Во времена упадка литературы прямая рыночная форма отношений безнадежно устарела. Crowdfunding и donate стали привычными словами во всём мире.

Пусть читатель сам решит, стоит ли писатель денег. Читатель, не издатель. Эпоха неповоротливых издательств уходит. Посредники между тем, кто пишет, и тем, кто читает, больше не требуются.

Литературные конкурсы, которые регулярно проводятся на «Счастье слова» дружной командой энтузиастов, тоже построены на безвозмездной основе и являются посильным вкладом организатора и совета наблюдателей в экономику дарения. Именно потому они и популярны; именно потому каждый сезон растёт их призовой фонд.

Рыночная экономика порождает зависть и ненависть, экономика дарения вызывает восторг и желание присоединиться. Рыночная экономика сеет вражду, рознь и неравенство, экономика дарения ведёт к сближению, объединению и сплочению.

Брать труднее, чем отдавать, учил марсианин Хайнлайна.

Многие люди смеются над этой наивной философией. Верно: у тех, кто склонен только брать, есть деньги, квадратные метры, вещи и статус. Зато нет одного. Чего же? Догадайтесь сами.

 

© Олег Чувакин, 13-14 сентября 2019

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

💝

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.