«Прецедент» как зеркало массовой культуры

Россия, берёзы, лес, роща, утро, весна, зелень, солнечные лучи

 

Отзыв участвует в конкурсе рецензий на роман «Прецедент».

Об авторе: Евгения Хромушина.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

С первых строк романа становится ясно, что беспрецедентным текстом русской литературы «Прецеденту» не стать, однако есть и интересные моменты, которые заслуживают внимания.

Любопытна композиция произведения: текст фрагментарен, как будто разбит на куски разной величины, из которых постепенно складывается общая картина, сцены резко сменяют одна другую, параллельно рассказывается судьба нескольких персонажей. Такая структура текста очень напоминает фильм или комикс. «Прецедент» — это роман-боевик, роман-комикс, роман-пазл.

Открывает роман стандартная для боевиков сцена погони, представленная вполне шаблонно, однако неплохо визуализированная. Портит картину только клишированность текста: тут и фары «разрывают тьму», и «холодный металл оружия», и глаза смотрят «безжизненно». Однако автору, безусловно, удаётся создать интригу, становится интересно узнать, кого убили ночью на безлюдной трассе и кто это сделал. Разгадка приходит сама по себе: Анастасия Бородина находит в своём кабинете флешку с записью, компрометирующей её начальника (непонятно, почему её не уничтожили, ведь кабинет «почистили»), и узнаёт, что её предшественница погибла в автокатастрофе. А встреча с полковником ФСБ окончательно уверяет читателя в том, что сцена катастрофы — это и есть убийство Ольги Ковалёвой. Весьма удачный сюжетный ход, поясняющий основную сюжетную линию.

Главный герой, Руслан Прижогов, появляется сразу же, в первой главе. С образом этого персонажа тесно связана восточная тема: родился в Адыгее, носит тюркское имя, наследник патриархальной традиции. Ориенталистскую направленность героя отмечает и Виктор Ростиславович: «Живёте на восточный манер» [с. 82]. Параллелен ему Кристофер Уэйн, родившийся в США. Фамилия героя отсылает нас к комиксам и фильмам про Бэтмена — американского супергероя, носившего «в миру» такую же фамилию. Этот персонаж — олицетворение Запада, американской мечты. Объединяет Руслана и Криса то, что оба выступают носителями русской идеи, хотя и принадлежат к разным нациям. Вероятно, данный тандем воплощает идею о двойственности России как симбиозе двух культур: восточной и европейской. Также появляется и мысль об особом пути нашей страны, свободолюбивой и непокорной.

Образ Руслана прописан нечётко, стереотипно: герой-правдолюбец, талантливый, пылкий, увлекающийся, склонный к мистицизму, человек исключительной честности. Как-то не особо верится в существование такого человека. У персонажа нет черт, за которые можно «зацепиться» взглядом, он всего лишь нить, на которую нанизывается сюжет. На мой взгляд, гораздо более живым получился «злодей» Антон Варнаков. Мы видим человека умного, талантливого, как и главный герой. Однако его карьера идёт не по тому пути, хотя непонятно, почему такой уникальный специалист сидит на низкооплачиваемой должности, ведь в «структурах» ценят уникальные кадры. Жизнь Варнакова не сложилась начиная с фамилии: варнаками называют беглых каторжников. Так и герой «бежит» от рутины, согласившись на заманчивое предложение представителя «конкурента» — МВД. В финале нам показывают разоблачение «предателя», которого погубила жадность. Жалко, что почти не прописаны мотивы, толкнувшие героя на преступление. Ведь дело не только в алчности его недалёкой жены, жаждущей красивой жизни. У героя есть дочь, которую он любит и ради будущего которой старается. Варнаков, почти как Раскольников, поддался «некоторым странным «недоконченным» идеям». Однако эту часть его души мы совсем не видим, поэтому создаётся ощущение некоторой упрощённости образа.

Ещё один незаурядный злодей — Борис Игоревич Круглов. Вот здесь уже подробно раскрываются мотивы его преступления. Обычный работяга, пытающийся спасти больного сына, Круглов сталкивается с суровой действительностью: будут сорок миллионов на операцию — сына спасут, не будет денег — заказывайте панихиду. Герой испытывает острое чувство несправедливости, думая о богачах, которым доступны все блага комфортной жизни. Болезнь сына подталкивает человека к сделке с МВД, и технический эксперт вносит изменения в систему управления автомобилем, вероятно, предполагая, для чего это требуется. В результате на этой машине разбивается насмерть полковник Лидия Коваленко, ярый борец с коррупцией. Здесь автор явно отсылает нас к «алгебраической» теории Раскольникова, решавшего, кому жить, а кому умирать. Круглов эгоистично выбирает жизнь своего ребёнка, не думая о том, кому предстоит погибнуть ради сорока миллионов. На первый взгляд, уравнение решено: один мёртв — один получил шанс на жизнь, однако Круглов совсем не думает о том, скольких человек он обрёк на подобные страдания, ведь Коваленко защищала интересы обычных граждан, а теперь «продажные чиновники» получат ещё больше власти.

Как и Раскольников, Круглов попадает к следователю на допрос. Голутвин — проницательный, опытный сыщик, вполне соответствует образу Порфирия Петровича. Он понимает, что подозреваемый лжёт, но никаких доказательств этого предъявить не может. Однако ему не приходится рассчитывать на совестливость Круглова и поэтому нужно искать доказательства его вины, которые, к счастью, удаётся обнаружить.

Финальным «боссом» становится корпорация «Хроногаз», олицетворяющая собой зло почти вселенского масштаба. Хотя изначально она производит вполне приятное впечатление, ведь главная миссия компании — это формирование среды для максимально комфортной жизни народа» [с. 101]. Но чуть позже становится ясно, что комфортная жизнь народа им необходима только с одной целью: выкачивать из земных недр ресурсы и превращать их в шуршащие зелёные бумажки. Ситуация почти как у Пелевина в «Empire V»: вампиры-хроногазовцы высасывают нефть — кровь земли, а помогают им в этом люди, трудящиеся ради их блага, но не понимающие этого. Народ уверен, что всё это делается ради улучшения жизни россиян, вот и получается, что «из человеческих иллюзий вырабатывается наш баблос».

Основная сюжетная линия — борьба с этой организацией, целью которой является захват власти в стране и смена лидера. Иванов намеревается занять кресло президента, подмяв под себя всю промышленность в стране. Но остались ещё в России люди, которым небезразлична её судьба, люди, готовые бороться с чудовищным титаном, жаждущим поглотить родную землю, поэтому «Хроногазу» брошен вызов от россиян, обратившихся в суд с целью докопаться до правды и привлечь злодеев к ответу. Название корпорации вполне явно отсылает нас к современному газонефтяному гиганту с очень похожим названием. Автор весьма саркастично отзывается о современных схемах ведения бизнеса [с. 87]:

Первая схема состояла в следующем: вблизи автозаправочной станции, которую всемогущая корпорация желала закрыть, строилась станция под одним из брендов «Хроногаза». Строилась в любом случае, невзирая ни на затраты, ни на рыночную целесообразность. Цены на новой АЗС устанавливались ниже рыночных, что быстро разоряло неугодную АЗС.

Другой метод был проще: за деньги, как бандиты на базаре, нанимались чиновники инспектирующих органов. Кого тут только не было: от санинспекторов до пожарных! Налоговики, чуя поживу и в государственный карман, и в собственный, натурально поселялись в офисе владельцев АЗС. В итоге хозяин станции соглашался от неё избавиться.

И это только часть тех преступлений, которые совершает под руководством Иванова «Хроногаз», иронично именуемый «Хреногазом» с лёгкой руки московского бомжа. Вот такое саркастичное снижение: от Хроноса — к хрену.

Но не «Хроногазом» единым жив человек! Всеми преступными манипуляциями управляет невидимая рука некоего Джулиана Мэндрида, американского подданного, очевидно, члена масонской ложи, о чем свидетельствует его кольцо с чёрным камнем в форме четырёхгранной пирамиды. В образе этого персонажа воплощена идея о западоцентристской модели нашей экономики. Нам демонстрируют, что даже сильнейшая корпорация страны пляшет под дудку представителя тайного (или не очень) ордена. А что это такое, если не коррупция в чистом виде?

Борьба с угнетателями, коррупционерами становится главной идеей романа. На её защиту, помимо Руслана, встают и люди с прекрасными русскими фамилиями: полковник ФСБ Березин, неподкупный судья Броневицкий, хрупкая девушка Анастасия Бородина. Фамилии, естественно, говорящие: полковник, душа которого болит от несчастий, выпавших на долю его Родины, связан с берёзой — символом России, отражением её духовности; судья, подобно рыцарю без страха и упрёка, закован в латы, броню, которую не пробить ни подкупом, ни угрозами; Анастасия, главная свидетельница обвинения, вполне оправдывает свою фамилию, вступая в сражение с врагами и захватчиками, её поездка в суд напоминает Бородинское сражение, которое, несмотря на тяжёлые потери, всё же закончилось победой.

Главных защитников «русской идеи» двое: Руслан и, как ни странно, Кристофер Уэйн. В произведении эти герои встречаются только один раз: во время финальной гонки, когда снайпер Крис поджидает «объект» — «Хонду» Руслана. Однако лично они не знакомы. Вероятно, их линии пересекутся в следующих книгах романа.

Это герои-двойники, их истории развиваются параллельно: сначала мы знакомимся с их юностью, потом описан путь становления персонажей, выбравших себе наставников, оба они оказываются в Москве, чтобы сыграть свою роль в борьбе против зла.

Автору важно показать, как американец обретает духовность, постепенно усваивая мораль, которой живут русские люди. Его задачей является сбор информации для своей страны, ведущей незримую войну против России, но двойной агент понимает, что всё, что ему говорили в ЦРУ, ложь, у русских много проблем внутри государства, им незачем воевать с другими. Кристофер, постепенно изучая русский язык, узнавая русскую культуру, становится русским по духу, приобщаясь к той глубинной мудрости, что заключена в славянском сознании.

Мотив двойничества для русской литературы не нов, ещё у Гоголя и Достоевского появляются подобные персонажи. В «Прецеденте» мы видим, как изначально разные герои приходят к одинаковым выводам, становясь союзниками, однако они пока об этом не знают.

Итак, в романе есть как плюсы, так и минусы. Однозначно слабой стороной являются схематичные, шаблонные образы героев. В итоге персонажи получились блёклые, не запоминающиеся. Одни герои неестественно положительны, даже в чем-то фанатичны, другие — абсолютно инертны. Многие реплики излишне пафосны, неискренни, автор явно перегибает палку с экспрессией. Речь богата, конструкции разнообразны, но тексту не хватает гармонии и законченности, много клише, в частности из публицистики. Также минусом, на мой взгляд, является налёт мистицизма, отсылка к теории заговоров. Эти детали, совершенно необоснованные, значительно снижают качество текста.

Сила романа «Прецедент» заключается в его идее: борьбе со всеми проявлениями зла. Затрагивает автор больную для России тему коррупции, демонстрирует, что истинный ужас заключается в том, что, пока богатые делят власть, погибают мирные люди (полицейские, свидетели преступлений и просто случайные прохожие). Утверждается мысль о всеобщем объединении, сплочении, но для того, чтобы это произошло, мы должны осознать себя единым народом. Если это произойдёт, Россия вновь будет непобедима.

И, безусловно, оригинальна композиция текста, напоминающая фильм-боевик: детально и динамично описаны сцены погони, автор использует «киношные» детали (Руслан проезжает сквозь торговый центр, лихо отстреливается от преследователей и т.д.), так что с точки зрения напряжённости сюжета роман удался на все сто. В итоге получился неплохой боевик.

Dixi.

 

© Е. А. Хромушина

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

💝

4 комментария:

  1. «беспрецедентным текстом русской литературы «Прецеденту» не стать» — авторы только разогреваются)

    «данный тандем воплощает идею о двойственности России как симбиозе двух культур: восточной и европейской. Также появляется и мысль об особом пути нашей страны, свободолюбивой и непокорной» — Евгения, Вы верно подметили. Не хотелось бы, чтобы существующий Мир канул в небытие, как Вавилонская башня, из-за отсутствия понимания между народами.

    «Здесь автор явно отсылает нас к «алгебраической» теории Раскольникова» — это вышло совершенно случайно. Я не читал ни одного произведения Достоевского. Персонажа Раскольникова же знаю только по обсуждениям «Преступления и наказания» в школьной программе.

    «очевидно, члена масонской ложи» — не угадали, Евгения. Кольцо оставим для обсуждения продолжения «Прецедента». Если такое обсуждение состоится.

    «им незачем воевать с другими» — да, Евгения. Но нас никогда не оставят в покое. Пока мы не перестанем существовать как целостный народ с присущей только нам ментальностью. Поэтому важно позаботиться о безопасности. Как в узком, так и в широком смысле этого слова.

    «ещё у Гоголя и Достоевского появляются подобные персонажи» — а вот Гоголь один из моих любимых писателей.

    «отсылка к теории заговоров» — к сожалению, или к счастью, порой сбываются самые невероятные прогнозы. Но невероятными они видятся только тем, кто не владел необходимыми знаниями… (авторы не претендуют на роль знатоков).

    «Утверждается мысль о всеобщем объединении, сплочении, но для того, чтобы это произошло, мы должны осознать себя единым народом» — полагаю, что только Осознанная сплочённость (не поддающаяся провокациям упырей разных мастей), поддержанная ответственной и честной властью поможет направить ход истории в русло развития и процветания.

    Евгения, а Ваше отчество случайно не Анатольевна?

    • Евгения Хромушина

      Роман, спасибо за комментарий. С Достоевским интересно получилось, но это только подтверждает тот факт, что идея живет независимо от писателя. Любопытно, какая разгадка будет в случае с кольцом, так как у меня других ассоциаций не было.

      И насчет отчества: вы правы. Теперь я мучаюсь вопросом, откуда вы меня знаете.

      • «Теперь я мучаюсь вопросом, откуда вы меня знаете» — оставим этот вопрос до готовности продолжения «Прецедента»)

  2. Суман+Иван

    уважение автору рецензии, читал её не отрываясь, и хотя с некоторыми моментами не соглашусь, но вот разбор фамилий персонажей меня впечатлил:)

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.