Глава 2. Роковая ошибка аспирантки Оладушкиной

Девушка, у подъезда, Новый год, декабрь, ёлки, Оладушкина, Прося, Евпраксия

 

Глава участвует в литературном конкурсе «Соавтор Деда Мороза».

Автор об авторе: «Ольга Иванова. Проживаю в Татарстане, работаю корреспондентом в районной газете. На сайте — новичок, этот рассказ — проба пера в художественной прозе».


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики. Занимайте очередь: заказы принимаются уже на 2021 год!

Евпраксия, как пантера, рванулась к растаявшему на ее глазах Холодцову, а точнее, к тому, что от него осталось.

— Передозировка! — с отчаяньем подумала она и вдруг ужаснулась — кот явно понимал человеческий язык! — Может оно и лучше, — решила Прося. Оставаться один на один с произошедшим ей было бы жутко.

— Что же я наделала, Тимофей Валерьянович! — по привычке сказала коту Евпраксия и внимательно присмотрелась к Холодцову. — Ой, кажется, у Триши температура уже перевалила за минус! — вскрикнула она.

У серебристого колыхания утвердительно увеличилась амплитуда колебаний.

Кот, сидя на спинке стула, на которой трепетала нынешняя Трифонова сущность, вдруг поежился и отозвался:

— Чистая правда, хозяйка, у меня лапы уже отмерзают.

Просины кудряшки как по команде снова встали вертикально:

— Так ты еще и говоришь?! Может, ты понимаешь язык Триши теперешнего? Может тогда посовещаться, что же делать дальше?

Полосатый зверь с важным видом выгнул спину и предложил:

— С одной стороны здесь чистые плюсы: кормить-поить не надо, можно свернуть, как спортивный костюмчик, и положить в сумку. Сумка превратится в мини-холодильник, можно колбаску хранить, молоко, сметанку.

Серебристые контуры обреченно съехали на пол, явно не радуясь такой перспективе.

Растерянная Евпраксия бережно подняла с пола эфемерную субстанцию, и застыла, не зная, что с ней дальше делать.

Пальцы аспирантки зябли, но она не выпускала Холодцова из своих цепких рук.

И тут она на секунду представила себе, что никогда больше не увидит человеческий образ своего закадычного друга: его худющую фигуру, заостренный нос и светлые, как озера, глаза…. «Да, именно, как чистые озера», — с грустью подумала она

— Тришечкин, какая я дура! — прошептала она. — Но вдруг вскинулась, опустила светящееся колыхание на прежнее место, и лихорадочно забегала по комнате: — Нужен антидот! Нужен антидот!

Она корила себя за то, что не подстраховалась от непредвиденных ситуаций и не вывела формулу спасения от своего чудо-порошка. Еще одно доказательство — практика ее слабое место.

— Делать нечего, надо приспосабливаться к сложившимся обстоятельствам, — философски заметил кот. — Между прочим, хозяйка, его колебания трансформируют через меня только одно слово «Добила!».

Прося вдруг решительно тряхнула головой — не в ее характере так легко сдаваться.

— Тришечка, мой родненький-холодненький, не переживай, я что-нибудь придумаю!

— Хозяйка, из его состояния можно извлечь толк, — снова подал голос Тимофей Валерьянович. — Надо снести его в ваш институт, там ему найдут применение. Случай явно интересный, испарились даже его штаны и рубашка.

— Ы-и-иии, — вдруг нарушили их диалог странные звуки. Неожиданно предмет обсуждения, увлекаемый невидимой силой, снова взмыл под потолок и, как воздушный лайнер на взлетную полосу, устремился к приоткрытому окну. Еще мгновение и…. невесомый призрак Триши легонько обогнув его створку, растворился в уличной декабрьской синеве.

— Удрал! Испугался! — воскликнул кот. — Трус!

— А как же Прося? Как же ее наука и диссертация? — разочарованно протянул он и повернулся к хозяйке: — Он просто устал быть твоим подопытным кроликом.

Но Евпраксия ничего не слышала. В светлой голове будущего кандидата оккультных наук Е. Оладушкиной, толкаясь и перевертываясь вверх тормашками, роились химические формулы. Как же так?! Из-за чего секретный ингредиент пирога превратился не в утеплитель, как она планировала, а охладитель? Какой элемент таблицы Менделеева непрошено вторгся в выверенные ею молекулярные связи? — ломала голову Евпраксия.

Кот подошел к хозяйке, потерся своим боком о ее ногу и неожиданно выдал: «Муррр-мяу!»

Она отмахнулась:

— Ну, говори быстрей, что тебе?!

Но Тимофей Валерьянович, потираясь, не прекращал своей кошачьей песни, словно потерял дар человеческой речи.

«А вдруг так оно есть?» — с ужасом подумала аспирантка. — «Внезапно обрел и внезапно потерял. Неужели кот разговорился только в присутствии призрака Триши? Или я сама немного не в себе?»

Тут реалистка Оладушкина взяла себя в руки, отогнав прочь взявшие ее в полон пессимизм и сомнения, быстренько накинула на себя полушубок, шапку, сапожки и выбежала на улицу. О, она отлично знала направление! Ну, куда еще мог спастись бегством изгой и затворник Трифон Холодцов? Конечно, как моллюск в раковину, как мышка в норку — в свое убежище-пристанище, спасительную «скорлупку» — ТОЛЬКО ДОМОЙ! Но прежде она решила заехать к себе к себе на работу — в лабораторию. Там, в шкафчике над ее столом, хранились ингредиенты испытанного на Холодцове вещества.

В лаборатории института было тихо. Завлаб Катерина Панкратовна, стареющая дама предпенсионного возраста, вооружившись пинцетом, взвешивала на аптекарских весах какие-то мелкие штуковины, записывая результаты по старинке — в тетрадь. «Добрый вечер!» — прошелестела ей Оладушкина и ринулась к своему рабочему месту. Катерина Панкратовна даже не обернулась. Вот они, пробирки и колбочки с разноцветными жидкостями и порошками — засучив рукава, Евпраксия деловито стала переставлять в поисках нужных. «Евпраксия, — вдруг нарушила их стеклянный перезвон начальница, — забыли что-нибудь?». «Да, Катерина Панкратовна, свой телефон», — на ходу соврала Прося. — «Случайно, не этот?» — завлаб кивнула головой на лежащий на ее столе смартфон. — Сегодня решила немного прибраться, ну и обнаружила под шкафом». Прося глянула на телефон и аж подпрыгнула, узнав в нем Трифонова «старичка» первой модели, но тут же сникла — зачем он ему теперь? Она взяла со стола безнадежно разряженный телефон и снова зазвенела склянками. Но внезапно на миг застыла, а затем с криком «Ур-ра! Эврика!» стремглав выбежала из комнаты. Завлаб неодобрительно-осуждающе посмотрела ей вслед…

А в это время Холодцов после своего позорного бегства в невесомом обличье блуждал в синеве декабрьского вечера. Домой почему-то идти, а вернее, перемещаться в воздушном пространстве — не хотелось. Прохожие его не замечали. В мерцании рекламных огней и светящихся предновогодних витрин, в отблеске падавших снежинок его очертания терялись из виду. Только уличные кошки по-прежнему чуяли Трифона за версту и шарахались в сторону, и это его как-то успокаивало. «Теперь мне, суперхолодному, не страшен никакой мороз», — с усмешкой думал он. Утратив свою телесную оболочку, Холодцов, к счастью, не потерял мыслительных способностей и не лишился еще одного невидимого органа — души.

Обижался ли он на Просю, которая ненароком превратила его в НЕЧТО? Наверное, да. В любом случае, он чувствовал себя жалкой жертвой ее неосторожных научных изысканий. Он слышал весь разговор Евпраксии с котом, все ее метания и стенания. А последнее предложение Тимофея Валерьяновича, грозившее ему вечной мерзлотой в подвальном холодильнике Просиного института и делавшее его теперешнее состояние необратимым, повергло в неимоверный ужас. Но еще больше Холодцов переживал, что все его робкие мечты и надежды, связанные с девушкой Евпраксией, рухнули навсегда. Чувствовать себя рядом с ней какой-то неосязаемой пустотой, хоть и светящейся, было выше его сил. Однако, для оптимизма причины у него тоже были: Холодцов радовался, что не успел доесть последний кусок пирога, который, как он теперь считал, лишил бы его зрения, слуха и способности размышлять.

Так, терзаемый своими мыслями и со своей обычной скоростью семь километров семьсот метров в час Трифон достиг автобусной остановки возле своего дома….

Тем временем в институте оккультных наук (ИОК) свет горел не только в лаборатории. Директор института — полноватый, лысоватый мужчина Ираклий Тщедушнов, а для своих подчиненными просто «шеф», тоже не спешил уходить домой. Шеф ломал голову над одной важной проблемой. Наплыв мыслей душил его, и, наконец, не выдержав, он вызвал в свой кабинет завлаба Катерину Панкратовну, зная, что та работает у себя допоздна.

— Катерина Панкратовна, голубушка, у меня к вам самый наиактуальнейший вопрос. Наука, как говорится наукой, изыскания и прочее, а как дело обстоит с новогодними чудесами? — озабоченно обратился он к ней. — Вы не забыли? Новый год на носу! Чем нынче будем удивлять население? Вы, как заведующая самого ответственного фронта, что можете предложить?

Катерина Панкратовна нервно поправила очки на переносице, но довольно уверенно произнесла:

— Наш фронт не подкачает, уж будьте спокойны. Заготовлены и прошли апробацию летающие метелки и ступы, начищены вещающий светящийся глаз и магические зеркала. Наши инженеры разработали….

— Я вас умоляю, Катерина Панкратовна, — перебил ее шеф. — Это же позапрошлый век! А что-то креативное, чего никогда и нигде не было, в запасе наших научных сотрудников имеется?

У завлаба округлились глаза так, что их диаметр совпал с диаметром очков:

— Что вы, Ираклий Вениаминович!!! Это новейшие разработки по оккультизму и магии! Аналогов в мире нет! — воскликнула она. — Наши ребята инженеры постарались. Да вот, они создали специальный магический термометр для нашей лаборантки Евпраксии Оладушкиной. Кстати, третий год она пишет кандидатскую диссертацию, и по слухам у нее готова практическая часть. Пора бы ее с Оладушкиной спросить.

— Да, Оладушкина — девушка деятельная и перспективная, — сказал шеф, припоминая пышнотелую румяную сотрудницу, — но, правда, торопыга, серьезности бы ей побольше.

Завлаб поджала губы и сухо заметила:

— Ну, насчет перспективности это вы явно преувеличиваете? С ответственным делом вряд ли справится.

Проницательная Катерина Панкратовна давно ощущала в бойкой аспирантке ту, что со временем может посягнуть на ее пост, и потому недолюбливала эту, как она считала, легкомысленную выскочку. Дело понятное, кому нравится, когда молодежь наступает на пятки?

Шеф почесал за ухом и неожиданно сказал:

— Завтра Оладушкину — ко мне! Пора уже получать плоды от нашей молодежи, тем более трехлетних изысканий…

Раскрасневшаяся от бега Оладушкина, шепча на ходу «Да чтобы я в пятницу, да еще 13-го занималась наукой!» подбежала к Трифоновой автобусной остановке. В ее глубине на скамье что-то странно ярко поблескивало. «Снег не снег?», — предположила она. Но присмотревшись, Евпраксия узнала в этом блеске знакомый абрис угрюмой Трифоновой фигуры. — «Эх, зря не захватила с собой кота», — мелькнула у нее мысль. Но то, что затем увидела Прося, стало понятно без переводчика Тимофея Валерьяновича. Еще больше переливаясь в свете фонарей, серебристые очертания колыхались и сотрясались в немых рыданиях. Сердце Оладушкиной дрогнуло. «Тришечкин, не плачь, все будет хорошо, я спасу тебя, чего бы мне это ни стоило! — воскликнула она. — Дай мне три дня, и я выведу порошок твоего чудесного возвращения. Если тебя нельзя будет угостить пирогом, открою волшебное облучение, и ты вернешься к нам: новый, добрый, теплый и всеми любимый!».

Серебристый призрак вдруг замер, колыхания прекратились. Не зная, что делать дальше, Евпраксия машинально направилась в сторону многоэтажки, где жил Холодцов. Светящаяся фигура отделилась от скамьи и послушно последовала за ней. Достигнув подъезда, Прося взялась за ручку входной двери, собираясь впустить призрак, но тот, опередив ее, внезапно растворился в темноте металлического входного контура.

«Ну, ладно, хотя бы Трифон сейчас дома — в безопасности! — с облегчением вздохнула Евпраксия и помчалась обратно к автобусной остановке.

 

© Ольга Иванова

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

💝

22 комментария:

  1. Пока это отзыв автора, который просит извинения за то, что как следует не перечитал текст перед отправкой и допустил несогласованность в падеже и пропуск букв в 2-3 словах((

    • Олег Чувакин

      По просьбе автора кое-что поправлено. Организатор напоминает, что по правилам тексты участников публикуются без изменений. Поэтому вычитывайте, не спешите. Будьте внимательны. Впрочем, главное в этом конкурсе — авторское воображение и умение создать увлекательный сюжет. Опечатки и ошибки простительны. Окончательный текст рассказа всё равно будет отредактирован, и не раз.

  2. Инна Ким

    Ольга, мне понравилось, как Вы гармонично интегрировались в мир, сочинённый Олегом Чувакиным. По-моему, получилось ладно и складно. И даже индивидуально (к моему приятному удивлению). Вон и любовь появилась:)
    Хлопаю в ладоши!
    К слову, Ваше продолжение побудило мою собственную фантазию: а почему бы нет?! Если успею по времени, обязательно напишу «чумачедшую» главку)) В общем, проснулся азарт.
    Хотя сначала меня сильно смущал привкус Стругацких (а именно «Понедельника»), которых я любила в детстве, но в 15-ть они были вытеснены Булгаковым — и так далее.
    И с тех пор как отрезало — не могу читать Стругацких.
    А Пратчетта могу.
    А он тоже своего рода социальная фантастика))

    • Олег Чувакин

      Между тем О. Ч. не поклонник Стругацких.

    • Инна, спасибо за отзыв! Как же без любви? Без нее никуда! Она должна была появиться, намеки в первой главе имеются. Сейчас у меня со стороны главной героини больше всплеск альтруизма и жалости. Наверное, «ладно и складно» получилось, но до «индивидуально»….Вы мне льстите))). Пыталась придерживаться стиля первой главы, но «сползла» с самого начала. Как я поняла из положения, Дед Мороз опубликует еще две, затем выберет лучшую из трех. И так на каждом этапе до восьмой главы. Каждый участник пишет только одну и моя миссия окончена. Хотя фантазия неудержимо рвется дальше) Конечно, дерзайте, Инна! Уверена, у Вас получится восхитительно «чумачедшая главка». Ждем с нетерпением!

      • Олег Чувакин

        «Как я поняла из положения, Дед Мороз опубликует еще две, затем выберет лучшую из трех».

        Всё верно. Возможны и комбинации.

        Действующие и будущие участники могут запросто обсуждать в комментариях сюжетные линии. По-моему, это увлекательно! Конкурс новый, он будет развиваться прямо на глазах авторского коллектива.

      • Ольга, мне так понравилось Ваша глава и то, как Вы ловко подхватили эстафету.
        А почему бы Вам не отпустить свою фантазию на свободу? Ваша миссия не окончена. Напишите продолжение. Только до финала никому не говорите, что получилось. Интересно будет узнать, что «сотворил» коллектив, а что получилось у Вас.
        Желаю Вам успеха!

        Снегурочка

        • Ой, только сегодня, к своему стыду, обнаружила отзыв Снегурочки! Оказывается, я его как-то проворонила. Спасибо большое, Снегурочка, за добрые слова! Не знаю, наверное, не наберусь прыти на собственные главы до финала. Вроде «сдала вахту» и уже успела расслабиться и мозг вместе со мной: «Правила есть правила!» Пусть другие тоже попытают счастья стать соавторами Деда Мороза, хотя Ваше предложение и очень заманчиво:).

  3. Ах, как хорошо!
    Ольга, Вы в любую предложенную тему так гармонично умеете в прямом смысле слова ВПИСАТЬСЯ?
    Ой! — вскрикнула я. — Это же проба пера! Это правда проба пера у Вас??? Ничего себе проба!
    А какой чудесный Ираклий Тщедушнов возник))) И Катерина Панкратовна заиграла!
    Я тоже аплодирую!

    • Олег Чувакин

      Ну хоть сейчас садись и обрабатывай историю! Кое-что, кстати, Дед Мороз, вдохновлённый главой Ольги, уже обдумал, набросал. Но, конечно, надо подождать и других желающих, других вероятных участников. Вдруг кто-то уже пишет конкурирующее продолжение первой главы…

      • Инна Ким

        Я пишу сразу третью (после Ольгиной)). Кое-что неожиданное придумала…

        • Олег Чувакин

          Пишите, но не спешите, Инна. Кто знает, что там наготове у пишущей публики… И у Деда Мороза на уме. :)

  4. Елена Исаева

    И мне понравилось, как плавно перетекают события из первой главы в потенциально вторую!)

    • Олег Чувакин

      В этом и чудо буриме. Не просто игра, а подлинное соавторское творчество. В наше сетевое время есть все условия для коллективного вдохновения.

  5. Большое спасибо всем за хорошие отзывы! Проба пера в том смысле, что рассказы не писала, а только газетные статьи. И меня очень вдохновила первая глава….
    Сейчас вижу, где можно было усовершенствовать. Ошибки снова обнаружила (два раза подряд в одном предложении «к себе» проскочили, вопросительный знак в конце «Насчет перспективности вы явно преувеличиваете?» не нужен), но пусть остаются. Ничего страшного.
    Можно было обыграть фамилию Тщедушнов с его внешностью, к примеру, «Вопреки фамилии директор был полноват и лысоват» и т.д., Заменила бы некоторые слова на более точные и добавила новые определения: «радовался, что не съел последний кусок злополучного пирога» и т.д. Слабые предложения: «Может, ты понимаешь язык Триши теперешнего? Может, нам посовещаться и решить, что делать дальше?», но не смогла найти им замену (или поленилась?)
    Возможно, слишком быстро взяла «быка за рога» в любви. Надо было плавно подвести к этому, тоже намеками, только чуть более явными. С другой стороны, метаморфозы с Холодцовым обнажили это чувство, которое он скрывал даже от самого себя. Но главный конфликт, думаю, у меня наметился. Что выберет Евпраксия? Демонстрацию плодов своих научных изысканий – призрак Триши, а значит, карьерный рост (станет завлабом), или откажется от этого ради спасения своего друга?

    • Как раз очень смешно, что полный человек, который отирает старомодным платочком лысину, исподволь созерцая пышные прелести Оладушкиной — Тщедушнов)))

      • Нет, что Вы! У меня «шеф» — мужчина серьезный! И «ничего такого» себе не позволяет, даже в мыслях)). Я сначала написала, «с удовольствием вспоминая пышнотелую, румяную сотрудницу», но потом «с удовольствием» убрала. Но «любовный треугольник» тоже можно ввести, например, соискателем руки и сердца Проси сделать кого-нибудь из ребят-инженеров, поклонников, «которым, как понимал Трифон, хочется ее потрогать, помять, пощупать». И еще обязательным героем произведения должен стать Дед Мороз, который, оказывается, ЗНАЕТ точный рецепт чудо-порошка. Думаю, по этой причине Евпраксия вскрикнула «Эврика!», а, может, нашла второй способ общения с бессловесным призраком (кроме кота). Например, через современные беспроводные каналы связи. Не зря в первой главе упоминается Wi-Fi -маршрутизатор. Одним словом, простор для фантазии огромный.

        • Извините, Ольга :) «вспоминая пышнотелую, румяную сотрудницу» — этого достаточно и без «удовольствия». Как он ее вспомнил? сразу тело и розовый оттенок лица! а не ее перспективность и работоспособность. Пусть он даже и «мужчина серьезный» — из песни слов не выкинешь! хотя Дед Мороз может))))))

          • Возможно, Вы и правы. Но можно и просто вспомнить Оладушкину по ее внешним отличительным признакам — «пышнотелая, румяная» (без намека на вожделение). Это признаки здоровья, в первую очередь. Внешность румяных и не худосочных людей просто приятна. Но все меняется, если вспоминает мужчина…

            • Н-да, старая я стала. Читаю невнимательно. В первой главе Трифон надеялся на ответный подарок от Проси — смартфон, А она его, похоже, не купила. Так что, найденный Трифонов «старичок» первой модели — это тоже «ляп»

              • Олег Чувакин

                Нет, Ольга, это не ляп. Я как раз перечитывал с утра первую главу и счёл, что упоминание смартфона вышло слишком уж коротким, в какой-то мере неясным. И подготовил несколько уточнений в первую главу. Первое:

                — Надеюсь, мою моторолу она не угробила, — сказал Холодцов.

                Учёная Оладушкина давеча позаимствовала у него смартфон, пообещав усовершенствовать аппарат новейшей магической прошивкой собственной чудо-разработки. В подарок на день рожденья. Правда, к обещаниям подруги Трифон относился с известной долей скепсиса. Впрочем, он бы пожертвовал не только умным телефоном…

                Второе:

                Сам же Трифон вместо подарка получил вот это «ой».

                — Не видать мне моей моторолы как собственных ушей? — поинтересовался он. — Запекла в пирог? Утопила в ванне?

                — Не утопила. Забыла в институте, Тришечкин. Лежит твой смартик в лаборатории. Заряженный, магией первой категории пропитанный, защитой второй категории обеспеченный, тёпленький и рыженький…

                — Мой цвета индиго.

                — Тьфу ты: рыженький — это Ивана Антоныча, завхоза нашего!

                Третье:

                Человеку с температурой тридцать два градуса по Цельсию даже термометр специальный требуется. Инженеры из Просиной лаборатории разработали и сконструировали. Просин телевизор, напичканный магией, конечно, температуру испытуемого тоже улавливает, но Оладушкина говорит, что большой веры китайскому изделию нет.

                Пока Холодцов размышлял о тоскливом своём житье-бытье, Евпраксия, полыхая щеками, носилась по квартире, действовала.

                Она приоткрыла окно на двенадцать градусов, замерив угол транспортиром и зафиксировав створку ограничителем. Включила телевизор…

  6. Олег Чувакин

    Ольга, поздравляю вас! Ваша глава признана лучшей из двух присланных вариантов. Читайте чистовик.

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.