Цена услуг редактора и её слагаемые

Писательские муки, смятая бумага, корзина, услуги редактора, сколько стоят услуги редактора и корректора, цена редакторской правки текста

 

Редактура. Её стоимость, качество, сроки. Услуги редактора и их правильное понимание заказчиком и исполнителем.

Уникальный опыт редактора и ценность его навыков

Редактура — не то же, что редакция (сотрудники за столами в кабинетах; очередной вариант рукописи или издания).

Корректура — не то же, что коррекция (зрения) и корректировка (огня).

Но что с того? Кто улавливает разницу? Кто неравнодушен к лексике? Старики, досиживающие свой век в академическом издательстве или трухлявой журнальной редакции? Их век минул.

Молодое поколение специалистов, заполонившее сеть своими объявлениями, наводнившее сайты фриланса, различий между «корректировкой» и «корректурой», между «редакцией» и «редактурой» не видит. Поколению миллениалов неведомы ни красная паста шариковой ручки, ни пометки на полях, ни специальные корректорские значки. И самое худшее: новоявленные специалисты изначально привыкли к спешке и вдумчиво работать с текстом не умеют. Не научены и не приучены. На журналистском языке XXI века сей подход называется «на коленке». Всё на ходу, бегом, в промежутках между болтовнёй по телефону, просмотром новостей, ужином, постелью. И цель просматривается ясная: не обслужить клиента, а избавиться от обузы.

 

Тысяча знаков, пробелы, проблемы, корректор, ошибки

Тысяча знаков с проблемами. Обращайтесь!

Это у тех сетевых товарищей, что мнят себя независимыми тружениками. На деле они являются рабами не только заказчиков, бросающих им копейки и воображающих себя благодетелями, но и самих себя. Они насильничают над собственной личностью и губят собственное здоровье.

То же самое происходит и в офисах, где обитает «планктон».

Стратегия «избавления» здесь описывается словосочетанием «раскидать заказы». Рабочий график тех бедолаг, кому достаётся «раскиданное», напоминает тягостную повинность; творческий труд понижается до отупляющего пребывания у конвейера.

Знаете, что это? Это крепостничество. Так жить нельзя. Ибо редактор — такой же полноправный творец, как и писатель. Нельзя относиться к человеку как к рабу. Рабский труд неэффективен, читайте об этом в школьных учебниках истории. Раб презирает своего хозяина, дурно о нём отзывается и плюёт ему в тарелку. Господин заказчик, вы этого хотите?

Опыт, знания, способности, подход к правке, отношение к человеку у каждого индивида свои, неповторимые. Редактор — личность, он не выполняет работу по шаблону, ибо нет на свете двух одинаковых авторов (я говорю не о копирайтерах, рерайтерах и плагиаторах). Вы видите измученного работой офисного наёмника, с красными глазами и серыми щеками? Перед вами — раб профессии! Все издержки этой профессии написаны на лице наблюдаемого, давно утратившего покой и сон. Печальное зрелище! Кто правит рукопись не в удовольствие, не наслаждается собственным трудом, не имеет желания сделать автора литературного произведения счастливым, тот не редактор, но зверь затравленный. Появление нового клиента вызовет у него лишь раздражение и головную боль, а рука его примется шарить по столу в поисках ибупрофена. Кроме шаблона, трафарета, он ничего вам не предложит. Он будет править сегодня ваш текст так же, как вчера правил текст Ивана Иванова, а позавчера — Петра Петрова. Ваш роман станет для него навязчивым продолжением сотни предыдущих рукописей и файлов. Вы для него — галочка в ведомости. Он не будет уточнять у вас что-то, связанное с сюжетом, не станет писать вопросы на полях, не влюбится в ваших героев, не оживит и не обогатит ваш язык, не улучшит узнаваемость персонажей через диалоги и не подскажет, как перестроить композицию. Его задача иная — от вас избавиться. Радуйтесь, что он не вытащил из ящика стола пистолет и вас не прикончил.

Вот первейшие советы, которые я даю неопытным заказчикам, начинающим прозаикам, которые ищут для своей рукописи, для своего детища няньку.

Дорогие писатели! Остерегайтесь тех, кто к вам равнодушен, кто на письма ваши, на желания ваши реагирует формально. Бойтесь тех, кто предлагает «коррекцию» и «редакцию». Подобные знатоки родной речи скорее засорят рукопись, нежели почистят. В лучшем случае от них не будет ни вреда, ни пользы, как от поддельных лекарств, разновидностей сахарной пудры.

Слагаемые рыночной цены

Выставленная стоимость правки текста представляет собой личную попытку исполнителя выразить в денежном эквиваленте сумму собственных умений, опыта, стажа и квалификации, то бишь постоянного применения и совершенствования навыков в той или иной области, иной раз довольно узкой. Это важно! Редактор может сосредоточиться на правке текстов художественных, технических, публицистических, научных, иноязычных и пр. Не заказывайте специалистке по вычитке женских журналов редактуру мужского романа-боевика!

В цену услуг редактора и корректора органично вписываются и другие слагаемые, которые на рынке игнорироваться не могут.

Во-первых, портфолио. Образцы текстовой правки. Правда, далеко не каждый литредактор, особенно тот, что совмещает редакторскую работу со смежной профессией литературного негра, покажет всем желающим свои образцы. Конфиденциальность на рынке тоже ценится.

Во-вторых, опытный редактор всегда располагает коллекцией отзывов заказчиков. Конечно, тут имеется известный простор для обмана. Фальшивые отзывы, заказные похвалы распознаются по своей однообразности тотчас же, глаз на них не останавливается. Подлинные же, напротив, задерживают на себе внимание. Отзывы искренние, вдохновенные, отзывы тех клиентов, чьим произведениям правка действительно пошла на пользу, отличаются от трафаретных фальшивок как небо и земля.

В-третьих, ценообразование важно само по себе, ибо строится оно на анализе трудозатрат, и никак иначе. Одна цена для всех? Бегите из этой конторы прочь! Исходные рукописи слишком разные: одно дело, когда вычитка и правка требуются состоявшемуся прозаику, желающему довести рукопись, находящуюся на грани между черновиком и чистовиком, до идеала, и другое дело, когда редактора нанимает молодой писатель, впервые сочинивший нечто неудобоваримое, усеянное ошибками орфографическими, фразеологическими, логическими, фактическими, с кривой композицией, изломанным сюжетом и ходульными персонажами. На страницу текста первого автора уходит условный час, а на страницу второго — условный день. Исполнитель, не делающий разницы между первым и вторым текстом, — обладатель нулевого редакторского опыта, студент, решивший заработать на девочку и пиво.

Так сколько же стоят услуги редактора и корректора?

Низкая цена услуг, а в особенности очень низкая, прямо сообщает о низкой компетентности исполнителя.

Низкая цена, которую выставляют за редактуру и корректуру (обычно эти услуги предлагаются в паре, но работа это не одинаковая, далеко не каждый редактор может служить корректором, и наоборот) студенты или молодые мамы в декрете, наталкивает на правильные мысли.

В сети встречаются энтузиасты, готовые браться за любую работу и выправить роман за плату в три-четыре тысячи рублей. Вот их цена: 10 рублей за 1000 знаков. Выходит соответственно 3 и 4 тысячи рублей за романные тексты объёмом в 300 и 400 тыс. зн. Да ещё и скидки обещаны.

Демпинг? Нет. Попросту незнание редакторской работы, полное её непонимание. Бета-ридинг вместо полноценной редактуры.

С тремя тысячами рублей клиенту расстаться куда легче, чем с тридцатью или шестьюдесятью, но рассчитывать на одинаковый результат означает то же самое, что верить, будто китайский автомобиль и немецкий — близнецы-братья.

К сожалению, именно этот «упрощённый» подход широко распространился на российском рынке, в т. ч. на биржах контента. Распространился он как раз потому, что с падением общего уровня образованности и культуры общество забыло, что это за труд — работа с текстом, особенно художественным. Возросшее количество халтуры на рынке привело к формированию нового качества — халтурного, предлагаемого по бросовой цене. Печальный итог: нынешние заказчики, а за ними и исполнители не представляют должного результата и понятия не имеют, какими трудозатратами измеряется настоящая редактура. Кстати, по этой же причине от редактора часто требуют услуг литературного обработчика и даже «негра», полагая, что именно этим редактор и должен заниматься. За ту же цену. Не должен! Он вам не раб на галере.

Вот усреднённая рыночная цена услуг редактора в России (в богатой загранице соответствующие услуги стоят куда дороже): 150—300 рублей за тысячу знаков с пробелами. Обычно редактура идёт в комплекте с корректурой, что неправильно, однако таков российский рынок, и воевать с ним бессмысленно.

Особая плата (сверх обычной цены) предусматривается за дописывание, за услугу «негра» и вообще за оговорённую литературную обработку. Некоторые исполнители применяют к стоимости услуг скидки и коэффициенты. Другие накидывают энные суммы за срочность. Третьих не купишь ни за какие деньги: они работают только с определёнными материалами, давно набили в своей узкой сфере руку, имеют реноме и длинный список клиентов. Встречаются и «смежники»: прозаики и по совместительству литературные обработчики, two in one. Для начинающего автора лучший выбор — как раз писатель-редактор, а лучшие образцы — проза этого писателя. Ведь в первую очередь он правит сам себя!

По цене чашки чая

Редактор — не автогонщик, не стайер, не спринтер. Он — черепаха. Запомните это! Редактирование — процесс медленный. Сегодня отдать роман на правку, а завтра забрать? Вы в это верите?

Удивительно, но именно так обстоят дела на рынке.

Скорость работы иных бойких специалистов, как правило, назначающих за свои услуги низкие цены, поражает: выполним срочно, за один день, говорят они. И логического противоречия здесь нет. Никто не станет корпеть над романом квартал или полгода за три тыщи деревянных! Только вот к редактированию текста этот галоп отношения никакого не имеет. Выправить (читай: переписать) роман или повесть за день никакой редактор не в состоянии. Это примерно то же самое, что научить человека играть на скрипке за сутки. Вспомним, как долго юный Паганини достигал виртуозности. Отец привязывал его к стулу, заставляя играть по десяти часов кряду! Процесс редакторской правки крайне сложен и подразумевает, помимо работы с рукописью, постоянный контакт с автором. Как же иначе? Редактор уважает автора представленной рукописи, имея на то веские причины: 1) этот человек клиент, он платит; 2) он создатель текста, а к авторскому произведению надобно относиться с должным трепетом. Именно потому притирка редактора и автора занимает время. Занимает уж точно не один день, коли речь идёт о книге!

Словом, поспешишь — людей насмешишь. Вот когда людей заменят роботы, как в рассказе Азимова «Раб корректуры», тогда вычитка и правка романа или монографии будет занимать от силы часок-другой. Пока же правят тексты люди и стоимость правки определяет человек, а не корпорация U. S. Robots. А раз так, нужно ясно понимать: прочитать (точнее, пробежать глазами) черновик чужого романа, исправить сотню опечаток и набросать страничку отзыва, где указать на «понравилось» и «не понравилось», — это не редактура и не корректура. И даже не «коррекция».

 

 

Видите, как быстро шуруют нынешние мастера? Корректору-черепахе родом из двадцатого века, редактору-тихоходу, прожившему на свете белом полвека, за такими гепардами не угнаться. 49013 книг в год! Несложное арифметическое действие даёт ответ: 134,3 книги в день. Это на четвёрку тружениц. Ещё одно деление — и следующий ответ: 33 с половиной тома в день на каждую из наташ. Это ежели читать без выходных. Надеюсь, эти милые девушки не лежат сейчас в офтальмологическом центре с забинтованными глазами.

Задумайтесь: ваша книга становится одной из тридцати трёх с половиной, пролистанных кем-то за рабочий день! Та же арифметика подсказывает: на книгу у «читателя» уйдёт времени столько же, сколько на приготовление чашки чая.

Столь срочная работа с рукописью и стоит не дороже чашки чая. Как раз тот случай, когда за срочность надо не накидывать, а сбавлять.

Секрет успешного сотрудничества

Сначала узнайте, за что платите, потом раскошеливайтесь. Иначе вы рискуете нанять не того раба человека и породить конфликт на пустом месте: из-за обыкновенного непонимания.

Хороший заказчик уважает и себя, и исполнителя, и сначала изучает вопрос, а потом платит.

Заказчик должен знать, что он покупает. Это его обязанность! Знание предполагает как минимум некоторую осведомлённость в вопросе. Ещё лучше — хорошую просвещённость.

Но вместо знания рынок тяготеет к суете и спешке.

На рынке водятся уникумы, воображающие, к примеру, что корректор — это тот, кто с начала до конца перепишет весь рассказ или роман, из неряшливо составленного набора слов создаст художественное произведение.

Вовсе нет. Корректор и специалист по литературной обработке — не одно и то же. Не одинаково работают литературный негр и редактор. Не следует относиться к тому, кто просто исправляет орфографические ошибки, как к творцу художественного текста.

Прежде чем платить, автор, особенно тот, у кого за плечами только черновик первой рукописи, обязан хотя бы в общих чертах познакомиться с рабочим процессом и поглядеть, что же это за штука такая — редактура. Вот и пример: экранное видео редакторской правки текста.

Заказчик, он же автор, должен знать, что сотворяет с рукописью редактор. Автор должен понимать, почему правка его сочинения оценивается дороже или дешевле, чем обработка какого-либо другого текста. Заказчик обязан ценить исполнителя, редактора, так же, как тот ценит и уважает заказчика — автора. В том-то и состоит секрет успешного сотрудничества.

 

© Олег Чувакин, 22, 25 января 2020

 

Редактор, клиент, заказчик, автор, рукопись, правка текста, обсуждение, сотрудничество, успех

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Журнал молодых писателей Пролог
«Талантам надо помогать». О журнале молодых писателей «Пролог»

Суровые, беспощадные условия, высеченные на сайте «Пролога» как на скрижали, затрудняют писателю доступ в журнал: «Пролог» дает выход на сайт только талантливым произведениям, без ссылок на ученичество или возраст автора, придерживаясь известной поэтической формулы: «Талантам надо помогать. Бездарности пробьются сами».

Ребёнок, мальчик, плюшевая игрушка
Борода редактора

Литературный редактор созидает медленно. Слов «срочно» и «аврал» в в его лексиконе нет. Он творец, и творец много выше автора, ибо автор в наши дни величина малая, ноль с запятой и циферкой тысячной.

Новый год, 2020, ёлка, игрушки, новая идея
В Новый год — с идеей новой!

С 2020 года сетевое пространство «Счастья слова» будет отдано преимущественно теме писательства, вопросам создания художественного текста.

Тетрадь, чистая, ручка, писатель, написать книгу
Грамотность, воображение, трудолюбие

В России писателей стало больше, чем читателей. Нынче почти каждый, кто идёт в Интернет, с маниакальным ожесточением долбит по клавиатуре и мнит себя Львом Толстым XXI века.

Велосипед, без колёс, книга без букв, агенты, Ябеда-Корябеда
Дело Ябеды-Корябеды живёт и побеждает

«Жизнь, алчность, творчество». О ком эта книга? Что означает выражение «Зачем стать?», употребляемое господами книгоиздателями? Как правильно умножить часы на людей и разделить на деньги? Правда ли, что человек произошёл от древнего романтика, а роман «Обломов» написал Гоголь? Что такое «коша в шоколаде»? И почему дело Ябеды-Корябеды живёт и побеждает?

💝

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.