Инна Ким. Уже финал?!

Книга в интерьере, столик, ваза, диван, иллюстрация

 

Учительница русского языка и литературы, утомлённая красноглазая русалка, вернувшаяся из полицейского участка, куда её несколькими часами ранее доставили за хулиганскую попытку исправить вывеску магазина «Обои», предвкушающе протянулась за ручкой. Ага! Так и знала: «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Повторы! Тавтология!

Ах, Лев Николаевич, снова ленитесь поискать синонимы! А это у нас что такое: «она принуждена была встать с своего ложа, в негодовании и в папильотках»? Так-так-так! Из рук вон мерзкое «ссс» плюс нарушение правил смыслового согласования негодования и папильоток… Стыдно, Фёдор Михайлович! Как ЕГЭ-то будем сдавать?

Она удовлетворённо огляделась: на книжных полках, поддерживая плечами переплётов слабонервных товарищей, угрюмо замерли испуганные томики классиков. И, конечно же, малодушный Гоголь опять упал в обморок, бесчувственно прошелестев на пол страницами «Мёртвых душ»!

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Да! «Висит на сцене в первом акте бензопила, ведро и ёж. Заинтригован Станиславский. Боится выйти в туалет». Но не тревожьтесь, драгоценнейшие мастера и маргариты! Это ружьё — училка — не выстрелит. Пусть себе пылится на стене — Чехов мягкий, он простит.

Хотя и не для одного лишь красного словца она здесь выведена: вот что хотите со мной делайте, а платье может «наивно» болтаться… Да оно просто обязано! 1) Если не по возрасту — к примеру, слишком льняное и цветастое для забальзаковской дамы. 2) Если платье элементарно не подходит к шляпке-глазам и массивным белым бёдрам. И т.д. и т.п.

Но это так, к слову, всего лишь лёгонькое брюзжание моей собственной внутренней училки… Они ведь у нас тоже разные — как сами мы. Меня, например, всегда наслаждают в читаемом: живой свежий язык, чистая затейливая звукопись, редкий сюжет, такая кульминация, чтоб до сладких слёз, такая развязка, чтобы осталось горько-нежное послевкусие мыслей и чувств. Только чтение — и оценивание прочитанного — вещь интимнейшая. Как любовь.

Не скажу, что нашла на этой площадке такой рассказ, какой собрал бы в себе сразу всё: свежесть словописи, сладкий сюжетный манок. Трудно быть богами — так и тянет поездить на уже заезженном, взять эпитет, болтающийся у самого уха-горла-носа и тысячи раз уже писанный, поиграть давно обыгранными беспроигрышными чувствами читателей. Но и откровенно слабых текстов здесь тоже нет. Здорово! А главное — много талантливых своеобычных авторов, у которых хотелось бы ещё что-нибудь почитать.

Правда, никто из них в финал не вышел. Но это как раз ожидаемо: условия конкурса все помним? Лирика с неким фантастическим допущением… Всё справедливо! И к тому же все финальные рассказы — это честно! — очень славные, хорошие, светлые, приятные и, что видимо немаловажно, простые. Какие-то, это лично мне, понравились больше, а какие-то — меньше… Но понравились!

Только не зацепили — на «придуманный» ещё древними греками катарсис. Когда плачешь сквозь смех и смеёшься сквозь слёзы, и что-то тяжёлое, разъедающее выходит из смеющейся-плачущей тебя, а внутри остаётся тёплая солнечная тишина, как у успокоившегося на маминых коленях ребёнка.

Вот, к примеру, чудный, хороший рассказ «Дивный сад»… Ну не могу я ничего с собой поделать — мешает «Зелёная дверь» Герберта Уэллса, зачитанная в детстве до дыр! И так с большинством не одних финальных — всех здешних рассказов. Будто я у кого-то что-то где-то когда-то — уловимо или неуловимо такое — уже читала. Нет, речь не о плагиате, конечно, а об авторском переосмыслении. Но мне-то как раз его силы и не хватает… Ты, например, Борхес и берёшь Минотавра, или ты Достоевский, а твой герой — Иван Царевич… Нет, это уже не они, а Астерий и Николай Ставрогин!

Увы, во многия знания действительно многия печали: печально быть лишённой невинности восприятия… И печально не шевельнуться душой в ответ на наивность, в общем-то, очень милого рассказа «Герои будущих книг». И даже суровый призрак Льва Николаевича — в рассказе Рината Мусина — меня не трогает. Я могу испытывать лишь эстетическое удовольствие: ясно, гладко написано… О хорошем, правильном, важном написано… И всё.

Но я искренне, весело, невинно-наивно рада, что нечаянно «напала» на «Художественное слово» Олега Чувакина и его удивительно атмосферный конкурс: здесь было по-настоящему приятно, тепло и хорошо; здесь ни один рассказ меня не разочаровал, а некоторые просто очаровали. Даже моя внутренняя училка улыбается. Только жаль, что уже финал, а то мы с училкой привыкли.

 

С благодарностью, Инна Ким.

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
210

19
Отзовись, читатель!

avatar
5 Ветка отзывов
14 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
6 Число отозвавшихся
ВладимирРоман КомаровЕкатеринаОлег ЧувакинЮрий Балакин Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Юрий Балакин
Гость
Юрий Балакин

Если женщина просит, по моему у вас Олег не выбора

Олег Чувакин
Гость
Олег Чувакин

Мне придётся стать конкурсным директором. Будущее предрешено.

Юрий Балакин
Гость
Юрий Балакин

Со словом конкурсный не очень, уж очень плохие ассоциации с этим словом, лучше директор контроля слова

Ринат Мусин
Гость
Ринат Мусин

Инна. Могу поспорить, что имя и рассказ финалиста конкурса будут ЗАБЫТЫ раньше, чем он получит переводом приз)). Ваши » хороший автор на необитаемом острове способен написать 13 вещей за 13 месяцев — естественно, за 13 миллионов (долларов)» очень сильно рискуют войти в длиннющий список литературных афоризмов и ЗАПОМНЯТСЯ надолго. Вот увидите)))

Ким
Гость
Ким

Ринат, неожиданно (но приятно). А если по чесноку: и в моём рассказе, и в Вашем, и в «Жалах» Романа Комарова, в который я просто влюбилась, с лирикой не очень. Только лично я бы с ума сошла, выбирая из тех, где лирики предостаточно, «самый-самый» и даже 18 «самых». А сам конкурс на собственной родненькой горбушке тянуть? Не представляю!

Владимир
Гость
Владимир

Ринат Мусин: Могу поспорить, что имя и рассказ финалиста конкурса будут ЗАБЫТЫ раньше, чем он получит переводом приз))
Забыты кем- Ринат?)) Теми из 148и выставивших свои рассказы на этом конкурсе, из которых никто, кроме вас, чтоб написать ваши обзоры, и жюри, которое вынуждено читать всё, не прочел и половину выставленного? Смешно. Те кто прочёл и кому понравилось — запомнят! А когда он — победитель — будет объявлен, то его рассказ прочтут и остальные. И, думаю, что запомнят. И вы запомните)) И то, что ваше мнение будет отличаться от мнения жюри, вряд ли что-то изменит в дальнейшей судьбе этого рассказа и этого автора. И уж точно не стоит пророчествовать, что из этого «запомнится», а что нет. Не стоит на этот конкурс переносить атмосферу «Самиздата».

Екатерина
Гость
Екатерина

Инна! Спасибо, что так изящно и ясно выразили мои собственные мысли :)

Ким
Гость
Ким

Спасибо, что прочли)))

Роман Комаров
Гость
Роман Комаров

Инна, вы описали то, что чувствую я! Хочется катарсиса, а он берет и не наступает. Причем это относится даже не столько к рассказам, поданным на конкурс, сколько к литературе вообще. Уже три года ищу книгу, которая мне понравится, и все мимо. Видимо, у меня отсох орган, отвечающий за чувство катарсиса. Приходится читать на сухую.
Конкурс Олега — это шикарный подарок нам всем. Положи свой текст на литературный сайт — и он окажется в братской могиле. А тут читатели! Живые читатели! Некоторые даже с катарсисом. Или как мы с вами — учителя, подлавливающие зевгмы у Толстого. Свобода, равенство, братство, йухху!

Ким
Гость
Ким

Роман, насчёт катарсиса — Андрей Платонов! Ювенильное море, Чевенгур, Котлован — очень рекомендую. Язык — наслаждение невозможное. Сюжет — прямо в солнечное сплетение (динамитной шашкой). Читаю, наслаждаюсь, реву. Потом внутри благословенная пустота: все свои проблемки и переживаньица не разглядишь и под микроскопом, а мир снова прекрасен и свеж, как в детстве.
Ещё Борхес — в последнее время я на нём плотно сижу (как наркоман на героине).
А вот из неумерших, увы, никого (с катарсисом).
Насчёт живых читателей — это да! Нет таких писателей — «для себя». Мы все их жаждем — доверчивых, вдумчивых, незлых.
Но вот что приятно удивило именно здесь, у Олега: сами писатели. У меня всегда был и остаётся большой круг общения с художниками, музыкантами, режиссёрами, само собой, журналистами тоже — своих товарищей по цеху они все, мягко говоря, не любят. А тут такая расслабляющая благожелательная атмосфера — это очень клёво.
И ещё о читателях: а сбросьте-ка, если не жалко, какие-нибудь ссылки на «своё» — с удовольствием почитаю)))

Роман Комаров
Гость
Роман Комаров

Да, вы правы, надо перечитать Платонова. В юности он меня возмущал, но просто время не пришло. С Борхесом, как и с другими латиноамериканцами, не сложилось. А вы читали «Зулейху»? Из свежих книг эта произвела на меня наибольшее впечатление.

У меня пока мало что написано. По сути, я хоть и не молодой, но начинающий автор. Я не знаю, разрешает ли Олег у себя ссылки на сторонние ресурсы. Поэтому если будет интересно, наберите в поисковике «Роман Комаров Картограф». Третья-четвертая ссылка выведет вас на Прозу.ру, где лежит мой роман «Картограф». Там появляется демон Додон.

А где можно почитать вас?

Ким
Гость
Ким

Роман, прямо сейчас на весеннем пролете фантазии 2017 висит мой рассказ «Сны Иситы» (анонимно). Вот бы интересно Ваше мнение — мы ведь очень разные! Все прозеру позабросила много лет назад. Есть ЖЖ — в поисковике » Макондо Инна Ким». Туда я кое-что изредка подкидываю. Картограф уже нашла и загрузила. Спасибо)

Роман Комаров
Гость
Роман Комаров

Спасибо! Рассказ обязательно прочитаю, отзыв оставлю там, на форуме. ЖЖ, правда, придется читать и комментить анонимно, мой аккаунт давно удален, а новый пока не буду заводить. Политика ЖЖ очень огорчает.
Будем друг другу читателями!

Ким
Гость
Ким

С удовольствием)