Настя

Девочка, девушка, сад, Настя

 

Текст участвует в конкурсе рассказов «История любви».

Автор об авторе: «Искандер Абдулхаеров, Солнечная система, планета Земля, Российская Федерация, город Москва».


 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Тогда ей казалось, что ждёт она не напрасно. В самом деле, ведь стоит только представить мечту, и она — вот, перед самым носом! Нужно лишь очень захотеть в неё попасть. Выложиться, как говорят спортсмены, на все сто. Без всякого там «сухого остатка». Страшны недоделки, уж она-то знала. Каждый раз приходится возвращаться в исходный пункт, класть свежий слой краски в идеальную картинку — на тот кусочек пространства, что выцвел из-за невнимания к нему. Сколько хлопот! И обо всём надо думать, о любой мелочи, а голова-то одна! Эх, было бы их ну хотя бы штук восемь! Ух, какая бы получилась красота! Она держала бы специальные коробочки, перевязанные бантиками разных цветов. На каждый день недели — по голове.

Понедельник… Тут всё непросто. Все злые, спешат, ворчат, никакого веселья. Поэтому бантик будет чёрным, ну и голова ему под стать: свирепая, устрашающая. Вторник всегда зелёный. А каким же ему ещё быть? Люди позлились себе, им нужна передышка. Ведь после войны всегда мир, как после дождя — солнышко. Конечно, есть и такие, что не могут успокоиться, решить свои дела сразу. Она называла их «ворчуны», и недовольно фыркала. Что за радость копить в себе злость? Но остальные, разумеется, непременно зализывали раны, себе или пострадавшим. Голова тут должна быть заботливой, ласковой, бережной. Да-да, понимающей чужие потребности. Хорошо жить с такой головой, много можно совершить добра! Но в среду с ней — никуда. Тут изо всех щёлочек вылезают маленькие блошки — те, что убежали в понедельник, и начинается с ними кровавое сражение. Понадобится много серого вещества! Поэтому среда решительно серая.

«Стоп же!» — сама себя прервала Настя. Сколько можно рассуждать о таких вещах? Что скажет Слава? Он такой разумный. Посмеётся, наверное. Перешёл на четвёртый курс мехмата, это ж надо! Тут не голова должна быть, а целый воздушный шар!

И она подрыгала ножками, повертела головкой, и давай собираться на встречу. Долго возилась с губною помадой. В принципе, губки у неё такие, что полкласса шатается. Мальчики, то есть. А вот девочкам они почему-то не нравятся. Косятся на них, даже уродиной обзывают. Противные они, всё же. Она и с Петей поцеловалась, чтобы проверить. А Петя знаток, всех девушек перецеловал уже, вот какие имеются сведения! Сильный, красивый. А смелый, ух! Даже Зинаиду Степановну, химичку, на место ставит. И это Зинаиду-то Степановну, которую сам директор опасается, всегда при случае стороною обходит. Как гаркнет Зинаида Степановна! Круглые отличники, и те потеют. Но не Петя. Сидит себе, да глазки всем строит. А училка злится меж тем. Может, неприятно ей то, что с нею никто не заигрывает? Ну, извините. Каков привет, такая и программа… Ах, какой это был поцелуй! Какая виртуозность языка! Петя снился ей целых три дня, и каждый раз они целовались по-новому. Настя просыпалась со вкусом малины на краешках губ, улыбалась и потягивалась. До чего хорошо!

«Ох, и замечталась я!» — подумала Настя, покусала губки — блин, а вот помаду есть было необязательно! И так найдутся желающие. И выбежала на свидание.

«На аллее, у памятника героям…» Что за герои? Умный он, этот Слава. Даже чересчур. А вдруг его голова лопнет, что тогда делать с ним в старости? Но уж не такой дурак, как Петя. С ним только целоваться можно, да и то раза четыре, от силы. О, вот и памятник!

— Настёна! — Слава трепетал. Дрожит весь, скрюченный, как банный лист. «В его глазах звёзды», — решила Настя. «Вот это да!» — подумал Слава. Вопрос о возрасте Настя смела томным взглядом. Семнадцать лет — так сразу и не скажешь. Слушала Славу с очень внимательным видом. Но чем больше ему внимала, тем сильнее хотела мороженое. Функции, логарифмы, производные, аппроксимации…

— Слава, сегодня же четверг, жёлтый день!

— Ха-ха. — Отменный ум у этого Славы, сразу врубается!

— Ну, и где мороженое? Лимонное, желательно четыре шарика.

Слава мнётся, морщится, куксится. Лимонами его перекормили, что ли? Непонятно. Смотрит как-то жалобно. И выдаёт:

— А почему жёлтый? — Опаньки! Не въехал! А ржал тогда зачем? Историю о производных вспомнил? Что за тормоза эти ботаники! Вот Петя бы уж точно не растерялся!

— Ну как же! Вчера все всё обмозговали, решили, напряглись, прониклись, и — стало ясно! Как при солнечном свете! А солнце ведь жёлтое, так?

— Какая ты умная! — Ого, аж ротик открыл от восторга! А что я сказала — безделицу. Ну, не буду ему объяснять, что пятница фиолетовая, потому что всем уже без разницы, они и так всё догнали, ещё в четверг. А суббота красная. Уж это яснее всего! Люди краснеют за то, что они сделали в пятницу. Ходят поэтому, как неисправные светофоры. Стой, кто горит!

А горели Славкины уши. Они стали пунцовыми, как недожаренный баклажан.

— Настён… — Замыслил что-то. — Ты просто офигенная!

— Ах! — Тут он взялся за дело. Как же он целуется-то, прям как контрольную сдаёт! Четвёрку с минусом поставлю, так и быть.

— Ты такой романтичный… — У, он уже на седьмом небе! Ловко, Настя, ловко. — Мне кажется, мы должны были встретиться!

— Ну, да… У памятника героям!

Ох, как же он туп! Тупее не придумаешь. Ничего не знает, а ещё мехмат!

— Да нет же, я про другое! Вот что ты думал сегодня утром?

— Галька ведь сказала мне про тебя, вот я и пришёл! — Ох уж эта Галька! Вертится вечно возле институтских, а сама уже год как поступить не может! Нашла женишка, мерси боку!

— «Вот я и пришёл», — промычала она, пародируя Славу. — А что она сказала-то хоть?

— Что ты классная, сказала.

— А сколько мне лет, не сказала? — Молчи, язык, молчи, целее будешь!

— Ну, я и так знаю, что тебе двадцать два!

Знаток! Она еле сдержалась, чтоб не прыснуть.

— И что же выходит? Тебе всего двадцать, и ты не хочешь угостить даму мороженым?

— Девятнадцать, будет двадцать, в ноябре.

— О, а целуешься, как будто двадцатник. — Настя потрепала Славу по щеке. Тот вспыхнул:

— Отстань! Я ведь… а ты…

— А как же мороженое?

Слава решительно запускает руку в карман джинсов, отсчитывает мелочь, суёт её Насте.

— На. Тут ровно на четыре шарика.

— Да подожди, я ж пошутила! — Топает прочь. Вот стервец!

Блин, на каблуках-то особо не побегаешь! Настя принялась кликать Славу, он удалялся. Она и сама не поняла, как заревела, сразу в несколько ручьёв!

— Что с тобой, девочка?

Это он. Высокий, напористый, страстный. Какой-то оранжевый шарик вылетел из груди Насти, и устремился прямо на руки незнакомцу. Слезинки в глазах застыли, она их вытерла ладошкой, размазала тушь, улыбнулась.

— Иван, — представился он и протянул Насте руку. Та лишь слегка её коснулась, а небо было в васильках.

— Меня зовут Настя, — сказала Настя. И тихо-тихо так, и в то же время так звонко-презвонко рассмеялась, что Иван вдруг тоже начал хохотать, короткими выстрелами, как из пушки.

— Слушай, Настя, а я тебя видел?

— Ну конечно, во сне! Мы гуляли по лунному саду, цвела черёмуха и пели соловьи. Ты шептал мне всякие глупости, и мне еле удавалось тебя зацеловать. Но всё равно ты был такой смешной, в моей помаде! А потом… ну… сам ведь знаешь…

— Да. Знаю. Ты ведь мой оленёнок, и я всегда тебя искал.

— И куда же мы помчимся? — спросила тогда Настя.

— Ну, как же? За мороженым! Тут рядом кафе. Я решил, что тебе восемь шариков.

— Обалдеть! Разве сейчас воскресенье?

— Чего?

И они побежали, вприпрыжку, словно по гребешкам морских волн, над миром и звёздами. А в кафе их словно ждали. Приветливый официант усадил за столик.

— Целых восемь? — усмехнулся Иван.

— Мне ничего не надо. Я просто хочу, чтобы ты оставался.

Вот почему воскресенье всегда белое.

 

© Искандер Абдулхаеров

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

💝

6 комментариев:

  1. Ирина Бирюкова

    Спасибо Искандер! Сегодня среда, утро! И, благодаря рассказу, заиграла она разными красками, как в настенькины годы!

  2. Рассказ, от которого тепло. Рассказ без философии (в худшем смысле этого слова) и без поучений. Просто о любви — простой и понятной. Читается легко, а настроение после него праздничное.

  3. Засыпкина Марина

    Здорово, когда встречаешь человека «на одной волне» с тобой, как это получилось у вашей Насти. Искандер, спасибо за рассказ, он оставляет приятные ощущения.

  4. Инна Ким

    От Вашего безыскусно милого рассказа — разноцветные бабочки и щекотные пузырьки шампанского!)

  5. Прелесть :) Настя абсолютно очаровательная, и вообще от всего рассказа ощущение праздника, такого летнего карнавала, когда конфеты, мороженое, мыльные пузыри, лимонад, солнце, счастье, вот все вместе. Очень хорошо написано, но скажу честно, за Настю в конце я немного испугалась.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.