Роман Лукьянов. В ожидании…

Обезьяна, стена, штукатурка, трещины, закат цивилизации, ожидание конца света, фото

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 17.04.2017 г.

Об авторе. Лукьянов Роман Романович, студент первого курса философского факультета Южного федерального университета.

 

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.


 

В ожидании…

 

Вокзал.

В ожидании отъезда…

Курю сигарету.

Когда-то это было неотъемлемой частью моей депрессии, моих страхов, словно короеды, блуждавших внутри головы, моей паранойи гремящей своей железностью вдоль знакомых стен.

В ожидании бесполезном и неуклюжем…

Это было на грани помешательства и упадка. Таращащиеся огнетушители и бензоколонки, льнущие к тебе участники заезда Гран При Четырех Измерений.

Их голоса.

Записанные и забытые, огненные и ледяные.

Их внутренние голоса, пляшущие на фоне моих слабеньких, тоненьких мыслей. Закрытые рты, молвящие тебе оскорбления, думы, исповеди и секреты, которые пока были никому неизвестны.

Фантастический дар.

Проклятие призрака Фауста. Меня заставляют слушать и прощать их ложь и тщеславие.

Вокзал.

В ожидании скорого налета, в ожидании бомб и игольчатых завлекательных песен.

Уехать, забыть, перестать плакать, сочувствуя самозванцам — потерянных, сиюминутных, как сполохи, в своем горделивом молчании.

Строки в блокнотах.

Стихи из обрывков чьих-то сокровенных желаний и чаяний.

Словно Цинна поэт, в интерпретации постмодернистского смеха; рукописи, торчащие из карманов, худой, бледно изнеможенный, идешь держа Молот Ведьм за спиною, озлобленный и беззащитный.

В ожидании.

В страхе за фундаментальное.

Болезнь, прикрывающаяся небесным подарком. Не хватает.

Ни смелости, ни веры в старые истины.

Ты в центре внимания извращенцев; голый, напуганный, как будто псы бегают кругами, лая громкими предсказаниями, как будто нормальность метафорически откланялась, с издёвкой в высоких манерах.

Мне снятся сны, где я не слышу ни единого слова и звука, где краски заменяют интертекст цивилизации.

Поэзия как призвание.

Поэзия как лепесток умирающей розы.

(Недовольство)

(Несогласие)

(Лоб в лоб)

(Приговоры к смертной казни)

Вокзал.

Вчера передавали по телевизору: Близко! Шумно! Навязывают чужие отклонения! Близко! Тени шмыгают вдоль линии горизонта.

Надо уехать.

Надо смириться.

Я, как категория всего униженного…

Покидать — привычка и необходимость.

Фантасмагория.

Коллаж из обрывков человеческих судеб.

Мне представляются мамонты из металлических блоков…

Мне представляются бочки, в которых закрыты вина узников совести…

11:03

Красота веков.

Красота цеха по производству истории человечества.

Захудалые комнатки.

С красной печатью.

Одобрение или отказано.

11:04

Не надо.

Этого и так было достаточно.

Не за горами аннигиляция.

Я как будто стою напротив здания будущего.

Я как будто в кайнозойскую эру.

11:05

«Толпа — понятие количественное и визуальное: множество»_

Толпа на перроне.

Ipso facto

Сдавшиеся, поникшие алкоголики

Pietine sur place

— Где наши жизни?

— Где обещанный дом с крепкими ставнями?

11:06

Я поэт. Я бьюсь за каждое слово, срывая маски и измазывая все темное грязью.

11:07

Я рабочий, закрытый в подвале.

Я водитель автобуса. Я инструмент.

Я толпа, окруженная стеною молчанья.

 

 

* * *

 

Рассказы в рассказах.

Цитаты в цитатах.

Жажда перекричать уже сказанное, повтором сбить пыл с протестующих.

Я, сборник всех мысленных высказываний, я, лучший друг паранойи и стресса.

Читать то, что думают люди, видеть то, что люди визуализируют с помощью мозга-сознания.

Вокзал.

Мною придуманный.

Поезд.

Который никогда не придет.

«Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира».

Я, пишущий эти строки.

Я, со злобным оскалом надежды.

 

© Роман Лукьянов, 2017

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

💝

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.