Наталья Калинина. Прости меня, Даша

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 7, средний балл: 3,57 из 5)
Загрузка...

Осенние листья, фото, винтаж, прости меня, Даша

 

Текст прислан на конкурс «Художественное слово» 07.03.2017 г.

Об авторе. Наталья Калинина. «Творчество для меня — это уход от реальности, от проблем».

 


 

Прости меня, Даша

 

Оторвавшись от почти законченной повести, Рита встала из-за стола, глубоко, как могут только неудовлетворённые собой и жизнью женщины, вздохнула и подошла к окну. Отодвинув занавеску, она выглянула на улицу.

Глазам её предстали тёмно-серое небо, верхушки начинающих желтеть деревьев, угрюмые стены соседних домов. С самого утра шёл дождь, который не желал прекращаться ни на минуту. От увиденного стало ещё более горько и тоскливо.

Вдруг одна из редко пролетающих машин остановилась прямо на уровне её одинокого окна. В балансирующем красном авто сидел молодой мужчина, примерно одних с Ритой лет. Не замечая её, водитель что-то судорожно искал в бардачке. Наконец, найдя заветную пропажу, радость от чего тут же отразилась на его свежем лице, он был готов тронуться. Но, повернув голову, мужчина всё-таки увидел грустный силуэт женщины за окном. Сначала он удивлённо вскинул брови, а потом, обнажив ряд белоснежных зубов, радостно помахал ей рукой. Рита улыбнулась в ответ.

Однако уже через несколько секунд красный автомобиль скрылся за углом соседнего дома. «Вот и познакомились»,— усмехнулась про себя женщина. Задёрнув занавеску, она подошла к столу и погрузилась в объятья любимого кресла.

Оставалось три дня до сдачи повести, а она всё никак не могла её закончить. Точнее, само произведение было завершено, но Рита не могла избавиться от мучительного ощущения, что чего-то не хватает. Писательницей она была, надо сказать, посредственной, не особо выдающейся, что сама прекрасно понимала. У неё никогда не было иллюзий насчёт своего литературного таланта, замков из песка она не строила. А вот Даша…

Откинувшись на спинку кресла, Рита мысленно вернулась на пятнадцать лет назад, когда была ещё всего лишь студенткой литинститута. Именно тогда она и подружилась с Дашей. Девушка была невероятно красива: большие зелёные глаза так и манили своей колдовской силой, стройные длинные ноги приковывали взгляды всех парней их потока, не могла остаться без внимания и пышная копна тёмных волнистых волос. Но помимо внешних данных, Даша отличалась и своими литературными способностями. Её пробы пера поражали жизненностью и глубиной постижения тайн человеческой психологии. Она побеждала во всех конкурсах, которые проводили в институте, а к концу второго курса её рассказы и стихи стали публиковать в достаточно известных журналах. Рита же была твёрдым середнячком. Первое место всегда безоговорочно занимала Даша.

При этом девушка никогда не замечала в подруге ни тени тщеславия, самолюбования или высокомерия. Напротив, она была проста в общении, человеколюбива и порой даже слишком скромна. Но со временем Рита стала замечать в самой себе пугающие изменения: её стала раздражать подруга. Что бы та ни сделала, что бы ни сказала, всё встречало у девушки внутреннее сопротивление. У неё появилось отчаянное желание спорить с Дашей, опрокидывать девушку в её суждениях, с которыми Рита втайне была согласна.

В конце концов, ей пришлось признать, что она попросту завидует подруге. Казалось бы, Рите это совершенно несвойственно, никогда она в себе такого не замечала, но отрицать возникшее чувство девушка не могла. Даша же вела себя благородно, сдержанно отвечая на всё более частые нападки подруги. Она, быть может, также понимала, в чём дело, но надеялась, что огонь девичьей зависти поутихнет и всё станет как прежде. Но не стало. Вскоре Рита, окончательно обозлившись и обвинив Дашу во всех своих неудачах, перестала с ней общаться. Та старалась пойти на сближение, но девушка была непреклонна.

И каково же было её удивление, когда после летних каникул она не увидела Дашу в университете. Прошла неделя, другая, а её всё не было. Наконец, не выдержав, Рита решила поинтересоваться у одной из однокурсниц насчёт бывшей подруги. Она была потрясена, когда в ответ на свой вопрос, услышала:

— Так, рак у Дашки. Говорят, в больнице лежит, совсем плохо ей.

Рита словно вышла из спячки, посмотрев на себя и людей вокруг другими глазами. «Как же так? Быть того не может, — проносилось у неё в голове. — Машины летают, а рак лечить не научились».

Неделю она мучилась, терзала себя, но, наконец, осмелилась спросить, в какой больнице лежит Даша. Рита поняла, что должна, просто обязана увидеть её и попросить прощения.

— Так, ты что не знаешь, Рит? — посмотрела на неё удивлёнными глазами однокурсница.— Ты на какой планете обитаешь? Даша умерла три дня назад.

— Да, я не ходила четыре дня, болела,— на автомате ответила она тогда и, глупо улыбнувшись, отошла в сторону.

В тот день, проходя мимо деканата, Рита краем глаза видела висевшую на стене фотографию с чёрной ленточкой в уголке. Но она и подумать не могла, что это Даша, Дашка…

Девушка никому не обмолвилась ни словом о том, как она переживала смерть бывшей подруги. Даже дома она не снимала маску хладнокровия и безмятежности. Ей было стыдно говорить об этом. Ей было стыдно за себя, за свою мелкую завистливую натуру. Как Рита могла прилюдно сожалеть о смерти Даши, если ещё недавно она была не в состоянии спокойно смотреть на её успех, втайне желая ей неудачи. Внутренняя борьба буквально раздирала Риту на части. Молча она теперь молила Дашу о прощении, бичевала себя, презирала за то, что испытывала по отношению к ней такие низменные чувства

Рита вздрогнула — незаметно подошла кошка и стала, мурлыча, тереться о ноги хозяйки. Женщина постепенно стала возвращаться в реальность, и вдруг её озарило — она поняла, что так недоставало для завершения её лучшей повести: «Посвящается самой прекрасной девушке, которую я встречала в жизни; девушке, которая, я уверена, стала ангелом и теперь обитает в лучшем из миров. Прости меня, Даша».

 

© Наталья Калинина, 2017

71

Отзовись, читатель!

Отзовитесь первым!

Подписаться на
avatar
wpDiscuz