История любви. Что она такое?

Что такое история любви, как написать историю любви, рассказ о любви, образцы историй

 

Конкурс «История любви» продолжается. Все ли потенциальные конкурсанты понимают, что такое история любви? Видимо, нет. Большинство тех, кто уже прислал на конкурс сочинения, не понимает.

Кажется, это очень просто: надо лишь рассказать историю. От и до, от начала до конца, от завязки до развязки. (Ну хорошо, последнюю можно опустить, так делал Чехов, но это лишит историю финала.)

Просто?

Конкурс эссе «Счастливая душа»

Истории, которые вдохновляют на счастье. Друзья. Читатели. Премии. До 22 декабря 2020 года.

Ничего подобного и даже вовсе наоборот.

Создание рассказа о любви — архисложная задача. Ибо любовь не поддаётся ясному определению (физиологов, химиков и прочих учёных оставим в покое). Отсюда ясно, что передача точным словом того, что не поддаётся определению, не может быть таким процессом, в котором автору не предстоит сделать открытий.

Открытий не научных, а лирических, романтических, художественных и сюжетных.

Открытий таких, которые вызовут у читателя сначала волнение, затем сопереживание, а там и восторг. «Зацепило!» — воскликнет читатель с холерическим темпераментом.

Именно то, что цепляет, трогает сердце, задевает струны души, и хотят видеть читатели в рассказе о любви. В истории любви! Читатель, сочувствующий героям хорошо рассказанной истории, влюбляется не только в героев. Он любит и автора. И это значит, что автор вправе сказать словами Марии Корелли: «Публика — лучший друг автора и его вернейший критик» (век девятнадцатый). Или повторить сказанное Николаем Никоновым: «Тебе, читатель, одному верю я бесконечно, тебя ценю как верного неподкупного друга, твоего суда ищу и ему доверяю, им горжусь…» (век двадцатый).

Нынешний писатель, зачастую берущий на вооружение абсурдный девиз «Я пишу для себя» (при этом отчего-то пишущий в социальные сети или на коллективные сайты для авторов), не только не способен рассказать историю, найти для неё единственно верные слова и образы, но даже не понимает, что такое, собственно, эта история!

Целью этой заметки не является разъяснение начинающим и продолжающим прозаикам понятий рассказа как формы и толкование художественного метода реализма.

Я лишь перечислю несколько классических образцов историй любви, укладывающихся в форму рассказа. Вдобавок непохожих и взятых из разных времён. Их объединяют реализм как метод и любовь как нить сюжета.

Дамы и господа! Прежде чем подать своё сочинение на конкурс, прочтите, пожалуйста, хоть сколько-нибудь рассказов из этого списка.

 

Лев Толстой, «После бала».

Антон Чехов, «О любви», «Дама с собачкой», «Ионыч».

Иван Бунин, «В Париже».

Николай Никонов, «Воробьиная ночь» и «Юнона».

Юрий Казаков, «Голубое и зелёное».

Владимир Солоухин, «Главная ночь».

О. Генри, «Меблированная комната».

Синклер Льюис, «Мотыльки в свете уличных фонарей».

 

Одиннадцать рассказов. Одиннадцать историй любви. Повторю: историй. Повторю: рассказов.

Список большой. В наш век, когда иные товарищи больше пишут, чем читают, или читают, но соцсети и новости, а не книги, не всякий столько осилит. По объёму это целая книжка.

И всё-таки я советую прочесть названные рассказы о любви, а то и прибавить к ним что-нибудь. Из личного списка избранного. Перечитать и их. И только потом браться за что-то своё. Конкурировать на равных с талантами прошлого.

 

© Олег Чувакин, 25 апреля 2018

 

P. S. И несколько примеров классических текстов, которые нельзя отнести к историям любви.

Рассказ О. Генри «Дары волхвов». Это лишь эпизод любви.

«Рассказ об Ольге» Гайто Газданова: история не любви, но жизни.

Знаменитая «Душечка» Чехова — тоже история жизни, можно сказать, эпизоды любовей главной героини.

Рассказ Александра Куприна «Сентиментальный роман» — лишь воспоминание о былом чувстве, облечённое в краткую эпистолярную форму.

«Год на изучение языка» Ирвина Шоу. Видим ли мы в этом рассказе любовь? Нет, только неяркий свет её предвестья!

Я не хочу этими примерами сказать, что, принимая рассказы на конкурс, я буду придерживаться какого-то буквоедского подхода или отнесусь с предельной суровостью к текстам участников. Как раз наоборот. Однако конкурсантам следует хорошо уяснить главное: победит тот, кто сумеет рассказать историю.

 

© Олег Чувакин, 27 апреля 2018

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Укол в мозг, рассказ, призванье убивать, человек, пистолет
Призванья убивать у человека нет

«Война… Война…» — шелестели газеты. «Война… Война!» — скользило в сетевых лентах. «Война! Война!» — радостно вопил телевизор.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

💝

16 комментариев:

  1. Ирина Бирюкова

    Деликатно, но справедливо! )))

    • Олег Чувакин

      Солоухину однажды объяснили деликатную двусмысленность ленинской фразы «Учиться, учиться и ещё раз учиться», выраженной по-монгольски: «Сур, сур, бас дахын сур». Второй её перевод: «Ремень, ремень и ещё раз ремень».

  2. Олег, я искренне Вам сочувствую. Вам, как организатору конкурса, приходится читать много своеобразного словесного песка и отсеивать его в надежде увидеть хоть маленький кусочек литературного золота. Это сложная работа. Тем более что грязи и песка всегда больше, чем золотых самородков. Можно печалиться из-за такого факта, но сам факт из-за этой печали ничуть не изменится. Ну, что поделать – а вдруг мир так устроен. Поэтому лучше проявить спокойствие и принять ситуацию такой, какая она есть. Да, действительно «Создание рассказа о любви — архисложная задача». И это не есть проблема – это увлекательнейшая творческая задача, которая далеко не каждому по плечу. Но как много людей знает об этой интересной творческой задаче? Как много людей захотели эту задачу решить, когда о ней узнали? И как много людей не захотели и почему? Разве не это более важные вопросы? Может обратить внимание на них? А то, что кто-то не умеет создавать литературу – это, по-моему, нормально. И вполне возможно, что у этих писателей всё ещё впереди, научатся.

    • Олег Чувакин

      Классики научат. Но уж если не научат, то… виноваты классики!

      Алла, я рад видеть вас в гостях!

  3. Олег Чувакин

    Я дополнил текст: привёл примеры рассказов, которые нельзя считать историями любви.

  4. Татьяна Попова

    Олег, спасибо за списки, за оба. Открыла для себя Николая Никонова, перечитала любимого Чехова, Толстого и другие замечательные рассказы. Не совсем согласна с Вашей классификацией. В частности, и «Ионыч», и «После бала» для меня весьма спорны в качестве примеров для первого списка. Возможно, я непростительно наивна для своего преклонного возраста, но мне кажется, что если б ГГ Толстого по-настоящему любил, поведение отца любимой могло вызвать вслед за отвращением беспокойство о том, не проявляет ли он скрытую от чужих глаз жестокость и по отношению к дочери. Возможны и другип варианты, но никак не «разлюбление» (получается, дочь ответила за отца).
    Как я написала в комментариях к рассказу «Ливень», прчти все рассказы — о мужской любви. И написаны мужчинами. Я бы добавила Стефана Цаейга «Письма незнакомки» (сразу вспомнила, потому что на предыдущем конкурсе тут меня в плагиате обвинили:). О женской любви много писала Виктория Токарева, Людмила Улицкая. Я сейчас пишу на планшете, с кучей ошибок. Если удастся выкроить время и добраться до стационарного компьютера, состпвлю свой список.

    • Олег Чувакин

      По-настоящему он любил или не по-настоящему, вопрос сложный. По мне, так Толстой идеально выразил всё, что хотел сказать. Но суть не в том. Пусть даже не вполне по-настоящему, история остаётся историей. Рассказанной мастерски.

  5. Виктория

    Спасибо Вам, Олег! Замечательные рекомендации, отличный список произведений: скопировала и сохранила. Конечно, прочесть всё не успею до написания рассказа. Но для дальнейшей работы — копирайтерской, журналистской, писательской, очень пригодится.

    • Олег Чувакин

      Очень рад, Виктория! Читать хорошую прозу, особенно рассказы о любви, — истинное наслаждение. И когда начинаешь копаться в литературных залежах, понимаешь: не так уж много создано историй любви в малой прозаической форме.

  6. Ирина Май

    Хочу дополнить ваш список, Олег, одним женским именем.
    Франсуаза Саган: «Здравствуй, грусть!», «Любите ли вы Брамса?», «Немного солнца в холодной воде».

    Всего доброго,
    Ирина

    • Олег Чувакин

      «Немного солнца в холодной воде» — прекрасный роман, несомненно. Однако, боюсь, дополнение не принимается. Мы говорим о рассказах. Не о романах.

      • Ирина Май

        Конечно — все правильно.
        Предложу два других её произведения: «Разрыв по-римски» и «Прощальное письмо».

        • Олег Чувакин

          Я прочёл собрание сочинений Саган, а этих рассказов не помню. Впрочем, я вообще её рассказов не помню. Ни одного. Спасибо. Обещаю перечитать. Или прочитать, ежели не читал.

          • Ирина Май

            Здравствуйте, Олег!

            Я французский учила и читала короткие рассказы Саган в оригинале. Нравится мне она. Для меня это пример того, как талантливая женщина может писать о любви. Кроме того, Саган — очень тонкий психолог.
            Сейчас я французский гораздо хуже помню — перечитала в переводе то, что нашла. «Прощальное письмо» — из сборника коротких произведений «От всей души» («…et toute ma sympathie»). «Разрыв по-римски» — думаю, на интернете есть.

            С уважением,
            Ирина

            • Олег Чувакин

              Здравствуйте, Ирина! Я всё никак не соберусь прочитать. Очень много работы.

Отзовись!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.