Счастливое время — время любви

Горы, лыжи, лыжница, любимый человек

 

Текст участвует в конкурсе «Счастливая душа».

Об авторе: Наталья Ожерельева.


 

Три в одном: писатель, редактор, литобработчик

Коснитесь карандашика: он живой! Олег Чувакин выправит, обработает и допишет ваши рассказы, сказки, повести, романы; робкие наброски превратит в совершенный текст. Четверть века практики.

Как передать словами пронзительную синеву зимнего чистого неба? А ведь наверняка можно. Неприлично состязаться с классиками, но есть же потрясающая в своей простоте и точности фраза у Лермонтова в романе «Герой нашего времени»: «Воздух чист и свеж, как поцелуй ребёнка». И всё. Точнее не скажешь.

Может быть, и зимнюю небесную синь можно также показать одной фразой?

Раньше я зиму ненавидела. Ненавидела холод, даже если вокруг всё красиво сверкало и серебрилось. Любила лето, тепло, зелень. Ленивый комфорт — чем меньше движений и суеты, тем лучше. Всё по стандарту.

И вдруг на сорок четвёртом году жизни не просто полюбить холод, снег и зиму, а ещё и взгромоздиться на горные лыжи… Любой активный отдых для меня был в принципе неприемлем. Да, я любила воду, любила плавать — метра на три от берега. Это всё, на что меня обычно хватало.

Какая зима, какие лыжи, о чём вы?! Но вот появляется рядом любимый человек и предлагает попробовать. Просто попробовать прокатиться. Вдруг понравится? Я искренне не понимала, что там может понравиться. Забираться на гору на каком-то дурацком подъёмнике, на который нельзя садиться, ехать до этой горы на автобусах с пересадками. Вот ещё! И на машине-то раньше не вдохновлял зимний активный отдых.

Глядя в любимые голубые глаза, я внезапно согласилась. Как под гипнозом. Потом долго уговаривала сама себя: ну ничего же страшного не произойдёт, если не понравится, я всегда смогу вернуться домой и забыть о горных лыжах как о страшном сне.

Учись у редактора
Семь уроков счастья слова
Курс писательского мастерства. Никакой теории. Живые уроки Олега Чувакина. Редактура + обучение. Частная школа для индивидуалистов, умеющих ценить художественное слово.
Счастье

И вот мы едем. У меня всё внутри сжимается от страха, но я изо всех сил стараюсь улыбаться любимому и не показывать своего ужаса. Да я и сама ещё толком не понимаю, во что ввязалась.

Подобрали в прокате снаряжение, выходим на улицу. Любимый помогает надеть лыжи. И — ужас, ужас, ужас!!! Лыжи подо мной немедленно начинают ехать. В разные стороны и вообще непонятно куда. За что хвататься?! Хлипкие лыжные палки не дают никакой опоры, так как почти от порога начинается горка. Небольшая, но всё-таки. Для меня это огромная горища. Ну что делать?!

С визгом я вцепилась в рукав куртки своего любимого. Кое-как, утешая меня и успокаивая, ему удалось довезти меня до подъёмника. Поднимались мы на вершину горы вдвоём. Его твёрдая рука на моей талии немного меня успокоила.

И вот мы на горе. Что дальше-то делать? Теперь, хочешь не хочешь, а придётся с неё как-то съезжать. Не останусь же я наверху. Ну, начали.

Нечего и говорить, что хлопнулась я на снег на первом же метре. Но, как ни странно, меня моё падение воодушевило: я поняла, что в падении ничего страшного со мной не случилось. Было почти не больно. Главное, как я поняла, — не врезаться в дерево. Да и большую скорость я вряд ли сразу наберу.

Единственное, что сильно пугало, так это бесконечный (как мне тогда казалось) спуск к подножию горы. Чудилось, что склон мчится вниз бесконечно.

В тот первый раз я съезжала полтора часа. Хотя обычный лыжник скатывался за 3-4 минуты. Я без устали падала и визжала на всю округу, так, что у самой закладывало уши.

Когда мы оказались наконец внизу, меня трясло и лихорадило с такой силой, что я никак не могла сделать глоток чая из термоса. Казалось, что и заговорить больше не смогу никогда. Единственное, что немного успокоило, это объятия любимого, который успокаивал и утешал.

Пришла я немного в себя только на автобусной остановке. Любимый снова обнял и сожалением спросил:

— Всё? Больше никогда не поедем?

Хотелось ли кому-нибудь когда-нибудь откусить себе язык? Я не знаю, какой чёрт в тот момент толкнул меня под руку, но я посмотрела любимому в глаза, перевела взгляд в вечернее темнеющее небо и горячо заверила:

— Ну что ты! Обязательно поедем ещё!

Брови любимого взметнулись вверх.

— Тебе понравилось?!

— Конечно, понравилось. Обязательно поедем ещё! Только очень стыдно, что я визжала на всю гору. Но я обязательно научусь кататься!

И я научилась. Конечно, не в один раз. И страх никуда не исчез. Но так здорово было его преодолевать, понимать, что я — молодец, что я справляюсь сама с собой снова и снова. И вот с этой горки съеду. И вот здесь я смогу. Даже если упаду — ну и что? Дорогу осилит идущий!

И уже через месяц я съезжала с горы не полтора часа, а всего за десять минут. И то только потому, что, поднявшись на гору, мы обязательно пили горячий чай из термоса, смотрели в бесконечное хрустальное небо, наблюдали за дятлами, долбящими сосны. Любовались берёзами. Целовались. Что ещё нужно для счастья? Снег, небо, птицы. И любимый человек рядом, который всегда поддержит, поможет и никогда не оставит тебя.

 

© Наталья Ожерельева

Услуги редактора

Обратись к опытному редактору, а заодно и корректору

Бородатый прозаик выправит, перепишет, допишет, сочинит за тебя рассказ, сказку, повесть, роман. Купи себе редактора! Найди себе соавтора!
Олег Чувакин рекомендует:
Фея, белое платье, небо, ладонь, рассказ
Фея на ладони

Иванов писал до рассвета, останавливаясь только на улыбку. Бегущая ручка отбрасывала на согнутые пальцы и линии слов сиреневую тень. Каждое слово становилось точно на своё место. Кто пишет последний рассказ, тот ошибок не ведает.

Красный тоннель, Марута, архитектор, рассказ
Красный тоннель

Миша и Мариша — так он её и себя называл. И никакого-то счастья у них не было; так, странные редкие встречи, непонятные вопросы, ответы на которые не требовались, удивлённые, мучительные взгляды, от которых непременно веяло прощанием, неизбывной печалью, тревогой и плохим финалом, как от фильмов, снятых Рижской киностудией.

Мечта, детство, стать космонавтами, космос, планета, окно
Отпуск

Когда я там очутился, они сказали, что вытащили меня в отпуск. Так и сказали: вытащили. Словно рыбу на крючке. От рыбы я отличался тем, что рыбакам не возражал. Да и сравнение с крючком, ежели разобраться, не годится.

Ёлочный шар, новогодняя игрушка на ёлку, на рождество, фон, космос, вселенная
Подари мне друга

— Мы отдаём хорошую, выдержанную дружбу. Марочную. Покрепче самого старого коньяка пробирает! Дед Мороз такую проверенную дружбу абы кому не пошлёт.

Осень, сентябрь, лестница, ступени, уровень, путь, листья, красные
Исключённый

В офисное здание Петухова не пустили. Звякнул тоскливо турникет, ребро поручня упёрлось в бедро, стальной холод проник сквозь брюки.

💝

2 комментария:

  1. Наталья, я так Вас понимаю! В прошлом году я научился кататься на роликах. И эти ощущения, когда ты преодолел свой страх и едешь — ни с чем ни сравнить. Тем более, если рядом любимые люди, которые радуются твоему успеху. Желаю Вам дальнейших достижений в активном отдыхе!

  2. Елена Исаева

    Ооо, вот эта тема и меня приводит в восторг. Мне кажется, я в душе — завсегдатай альпийских склонов, ну, можно и что-то поближе найти). Хотя я никогда не стояла даже на лыжах! Обожаю зиму, снег и морозный воздух, поэтому с большим удовольствием прочитала Ваш рассказ, Наталья! Это очень здорово, что у вас с любимым теперь такое совместное занятие!

Отзовись, читатель!

E-mail не публикуется. Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с тем, что владелец сайта узнает и сможет хранить ваши персональные данные: имя и электронный адрес, которые вы введёте, а также IP. Не согласны с политикой конфиденциальности «Счастья слова»? Не пишите сюда.