Длинный список конкурса

Красавица, девушка, любовь

 

Жюри закончило работу над составлением длинного списка конкурса «История любви» 2018 года. Лонг-лист получился и вправду длинным: двадцать два текста.

Длинный список — ещё один повод для радости участников. Попасть на конкурс, пройти довольно строгий отбор — маленькое личное счастье. Войти же в лонг-лист — это уже небольшая публичная победа.

Напомню тему конкурса: «История любви». Согласно правилам, речь идёт о любви мужчины и женщины. «Он и она. Она и он», — гласит пункт 1.7 конкурсного положения.

Вам по душе сайт «Счастье слова»? Он работает без рекламы, на голом энтузиазме! Поддержите его владельца, купите сборник лирических рассказов «Многоточия»! Всего двести деревянных! Сюда, пожалуйста.

Согласно п. 1.12 того же положения, критериев для оценки рассказов три: грамотность, художественность, сюжет.

Итак, рассказ должен представлять собой историю любви и соответствовать трём критериям.

В жюри состоят добрейшие люди, противники буквоедского подхода, формализма и диктатуры партии. Оба участника жюри прекрасно понимают: не всегда автор волен орудовать пером; частенько перо манипулирует автором, да так, что последний не узнаёт собственных оживших героев. По крайней мере, Пушкин и Толстой о таком оживлении знали многое. Чехов тоже знал, но никому не рассказывал, а черновики жёг в печке.

Большое количество имён в лонг-листе объясняется как раз ценными качествами членов жюри. Не все отмеченные в списке тексты можно однозначно счесть историями любви. Реализм (единственный художественный метод, который следовало принять на вооружение конкурсантам в соответствии с п. 1.6 положения) расширился вместе со списком от сентиментального жанра и даже моралите до постмодернизма (впрочем, на последнем определении жюри не настаивает).

Среди авторов двадцати двух избранных рассказов есть и молодые люди, для которых конкурсный «тест» — одна из первых проб пера, есть и прозаики, добравшиеся до шестидесятилетнего жизненного рубежа и написавшие не одну книгу (и, между прочим, не на одном языке).

Рассказы в длинном списке расположены в простом хронологическом порядке, отсортированы по дате поступления. Дата поступления может отличаться от даты публикации на сайте: некоторые авторы забывали сообщить своё имя или название рассказа, организатор слал им письма с вопросами. Иногда ожидание ответа затягивалось.

 

Лонг-лист конкурса «История любви» 2018 года

 

Борис Фабричный, «Цветок любви для милой Милы».

Рассказ об однолюбе, который проносит своё чувство через всю жизнь. История любви к девушке и женщине, чья натура представляет собой огонь и лёд. «Цветок» полностью соответствует всем требованиям конкурса, за исключением, пожалуй, в некоторой степени художественности, которая складывается из многих составляющих, в том числе диалогов, описаний, точки зрения, детализации, наименования героев, стиля и др. С наименованием персонажей у Б. Фабричного не всегда ладится: «Мужчина наклонился», «Мужчина наслаждался»… Жюри рекомендует автору прочесть книгу Б. Успенского «Поэтика композиции», и в первую очередь раздел о наименовании героев. Вдобавок Борис склонен к канцеляризмам («произошло данное событие», «у учителя в данной местности» и пр.), каковые к художественному слову отношения не имеют.

 

Артём Герасимов, «Миражи».

Рассказ больше философский, нежели реалистический. История взаимоотношений героев словно прикрыта пеленой тумана. Не всё здесь ясно, не всё зримо. Главную же мысль произведения автор подал весьма отчётливо: когда в жизнь является перемена, приходит и время оценки прошлого. Что было позади? Неужели мираж? Или в прошлое утекло истинное счастье? То самое, которое ты ощущаешь лишь тогда, когда включается память?

 

Инна Ким, «Ливень».

Самый длинный конкурсный рассказ, с большой душою и оригинально написанный, но не безупречный по содержанию. Я не о морали, я об истории любви, определённой правилами конкурса. По-видимому, к истинной любви героиню по имени Лялька ведёт тот телефонный звонок, что раздаётся в финале. Всё предыдущее было лишь чем-то вроде подготовки к любви, тренировки в любви, или — подберём нежное слово — прелюдии к любовной сюите. Звонок даёт ясное впечатление новой дороги, поворота судьбы. Однако рассказ окончен. Вероятно, он развернётся автором в повесть. Которая в рамки конкурса не вписывается.

 

Татьяна Попова, «Майский рассвет».

Так ли плоха несчастная любовь? Похож ли на несчастного тот, кто любит в одиночестве? Описывается ли жизнь в простых диагнозах? Нет! Об этом пишет Т. Попова — и пишет так, что веришь. Правда, не из одной веры читателя состоит произведение литературного искусства. Недостатком текста является чрезмерная краткость и перегиб в композиции, из-за которого героев второго плана слишком мало, а героини первого плана — слишком много. Меж тем вторая история, как бы рассказ в рассказе, жемчужина в раковине, много важнее первой, поверхностной. Будь перед нами развёрнута во всей своей лиричности и глубине та история любви, о которой рассказывает один из зрелых персонажей молодой главной героине, пережившей любовное разочарование, жюри признало бы этот текст одним из лучших на конкурсе.

 

Владимир Резник, «Час Волка».

Текст с высочайшей степенью художественной детализации. Реализм, отвечающий классическому канону и сопоставимый с образцами хорошей, плотно написанной прозы XX века. Владимир зарекомендовал себя ещё на прошлом конкурсе: его лирический рассказ вошёл в список финалистов и чуть-чуть недотянул до победы. Несомненно, В. Резник 2018 года надумал потягаться с В. Резником 2017 года!

 

Оливер Далв, «Лучи заходящего солнца».

Эпистолярный рассказ молодого автора (23 года). Это прекрасно, когда молодость стремится к любви и к философии этого сложнейшего из чувств. Ранняя юношеская любовь — знак чувств: лёгких и понятных. Зрелая же — символ, объединяющий рациональное и сакральное, лежащее за гранью сознания. Если так, то способны ли мы контролировать то, чего не понимаем? Ответа на эти вселенские вопросы герои не находят, и жизнь одного оканчивается трагически (на войне).

 

Елена Берлянд, «Милочка».

Этот относительно короткий рассказ я бы отнёс к лирике семейной жизни. В сюжете показано больше, чем одна только история любви двух близких сердец: выведена история гармонии! Быть может, той самой, к которой не сумели прийти два любящих сердца из рассказа предыдущего. Быть может, той, которой так не хватает всем нам, простым смертным, не стремящимся к высотам философии и звёздного духа, но предпочитающим запах вишнёвого пирога на кухне.

 

Ева Арамис, «Люся Счастливая».

Один из самых запоминающихся рассказов на конкурсе и один из самых безыскусных. Последнее идёт, несомненно, на пользу реалистическому тексту, представляющему собой, по-видимому, запись правды. Помню, давным-давно, в начале девяностых, один профессор, д.ф.н., внушал мне: «Я люблю литературу жизни. Правду». И перечислял реалистов самого разного толка, от Солоухина и Куваева до Эдуарда Лимонова. Так вот, жюри подозревает, что рассказ Евы и есть правда. Именно поэтому он удался молодому автору, удался по-настоящему. Жюри с удовольствием отмечает творческий рост Евы: то ученическое сочинение, что она выставила на конкурс в прошлом сезоне, было много слабее «Люси».

 

Олеся Горгорова, «Фантомные боли».

Ещё один текст, напоминающий скорее следование чистой правде, нежели художественному методу — реализму, дозволяющему, кстати говоря, использовать ведущий писательский инструмент — воображение. Этот рассказ волей-неволей проживаешь с автором. Вместе с тем явное присутствие на страницах автора (не исключено, что кажущееся) приводит к провалу развязки. В сущности, трагическая развязка заявлена гораздо раньше, поскольку главное для автора не острота сюжета, а переживание героини, лирика, а потому в финале мы имеем суррогат развязки. Автор выскочил уже без маски и заменил собою героиню.

 

Ирина Корнилова, «О любви к бананам».

То, что на первом плане, с шашлыком и водкой, — не любовь. То, что на втором, с бананами, — она самая. Прекрасный текст, весьма чисто набранный (не иначе, корректор вычитывал) и содержащий в себе идеальный сюжет женского рассказа. Увлекательного реалистического рассказа, который не стыдно отдать хоть в толстый литературный журнал, хоть в «Космополитэн».

 

Клэр Вирго, «Девочка-зеркало».

В этом рассказе главное — занимательный сюжет. Подобные истории обычно излагаются рыхло, «с болтовнёй и чёрточками» (цитирую сам себя), и представляют собой полурассказы-полупьесы. По тексту Клэр Вирго вполне можно снять фильм. И его вполне оценит публика. «Офигеть не встать», «замутила», «заморочился»… Этот бедный лексикон, это уличное арго — самое то для неискушённых нынешних кино- и телезрителей, не отличающих подлинный огранённый камешек от блестяшки. И тем больше удивляет, что в любовной кульминации (не путать с половым актом) героиня таки заговорила (и начала мыслить) человеческим языком. Не иначе, особый худож. приём. Если так, то приём реалистический. Все мы стараемся подладиться к собеседнику, к которому проникаемся чувством (любовью ли, уважением ли). Рассказ Клэр Вирго недостаточно хорошо вычитан для конкурса (в сравнении с конкурсными рассказами некоторых других авторов, не допустивших ни одной опечатки). Слова и выражения вроде «кпком», «заходитло», «воскликнули браться» корректор или редактор выкрасил бы в красный цвет. Впрочем, это мелочи, и общую оценку текста они не снижают. Но и не повышают. Бедой этого занимательного рассказа являются скудный лексикон и весьма поверхностное описание самого главного — чувства любви (мышцы и кофе, а?). От истории любви у Клэр лишь несколько малых абзацев. Конкурс же требует обратного: история любви должна разворачиваться на первом плане, а не служить финальным (свадебно-маршевым) аккордом.

 

Любовь Баринова, «Я тебе не шут гороховый».

Вот где любовь так любовь, воображение так воображение! Даже муж — и тот выдуман! Это у неё, у героини. А у него, героя, всё как раз реально. И похмелье, и бока помятые, и страсть в штанах. Страх потери и оттого страх любви — вот идея рассказа Любови Бариновой. Поверьте жюри: история нотариуса и фальшивой замужней дамы рассказана весьма убедительно!

 

Нетта Таль, «Привет, любовь!»

Эпистолярный рассказ с идеально выстроенной композицией и выверенным сюжетом, в котором нет ничего предсказуемого. Жюри завидует. Вот я, к примеру, О. Ч., не сумел написать ни одного рассказа в форме эпистол. А хотел. Дело в том, что письма — форма с виду простая, поскольку в изобразительных средствах она довольно ограничена. Тут-то и кроется основная трудность: найти «письменный» сюжет довольно сложно. Не всякий вместится в эти узкие рамки. А уж выстроить в эпистолах композицию (письмо за письмом, ход за ходом, тайна за тайной, открытие за открытием — да читателю никогда не надоест листать страницы Нетты Таль!) с непредсказуемой кульминацией, приправить её развязкой, посолить старой доброй лирикой, посахарить романтикой… И Нетта скромно заявляет, что это её первое творческое блюдо, первый рассказ. Бьюсь об заклад, второй написать ей будет куда труднее. Придётся ведь написать ещё лучше!

 

Н.С., «Лисьи мечты».

Автор, укрывшийся за этими инициалами, порадовал жюри длинным, но отнюдь не утомительным текстом. Рассказ разительно отличается от прочих, представленных на конкурс. «Лисьи мечты» — не рядовое повествование о чувствах, взаимности и о судьбе двоих, считающих себя живыми исключительно рядом друг с другом. Пара, описанная Н.С., ощущает себя грандиозным дуэтом, телами и душами, парящими во Вселенной. Консервация живого, сбережение сердец — вот что такое обострённое чувство пары из рассказа Н.С.

 

Константин Чарухин, «Белла, чао».

Остросюжетная (почти) история, о которой литературоведы, пожалуй, будут спорить, решая, к какому литературному краю её отодвинуть: к реализму или постмодернизму. Герой рассказа любит, а героиня о том и не ведает. Сюжет крутится исключительно вокруг главного героя, оставляя на второплановых персонажей малую долю текстового пространства. История любви, в сущности, не только ничем не оканчивается, но и ничем не начинается. Любит ли герой К. Чарухина ту женщину, к которой стремится? Вовсе нет. Он любит свою любовь. Он лелеет весь этот чудовищный постмодернистский процесс: «партизанский» лес, расставленные капканы, на зубьях одного из которых гибнет собачка дамы, особые знаки, мотивы «спецоперации», в которых оживает его лесное детство… Старина Фрейд встрепенулся бы, проведав о серии символов из детского прошлого персонажа, перекочевавших во взрослое настоящее.

 

Искандер Абдулхаеров, «Настя».

Ожидание любви и первые её слова. Настоящий художник, Искандер тронул краски кисточкой экономно, бережливо, и оттого написанная им любовь обрела особую нежность, растворившуюся в пограничье травы и неба. Только истинному поэту дано коснуться той тревожной грани, где детство потихоньку стирается, а вкус мороженого сменяется вкусом поцелуя. (Ежели Искандер намеревается писать в том же духе дальше и сделается настоящим певцом момента, тем, кто способен удержать в ладонях мгновение, О. Ч. станет постоянным его читателем.)

 

Иветта Давыдова, «А ты и не знал».

К концу конкурса отбирались и публиковались только наиболее сильные тексты. Среди таковых — текст Иветты Давыдовой, мастерски нарисовавшей историю любви, идущей как бы параллельно жизням любящих. Он и она, но они не вместе. Нет, то не любовный треугольник, не квадрат и не более сложная фигура из иных измерений вроде тессеракта. Однако каждая деталь, проникнувшая в сюжет, напоминает о нарушении ритма семейного быта любовью, протекающей параллельно. Именно протекающей: так доктора говорят о болезни. Повсюду обнаруживаются приметы измены, которой не было…

 

Кипрушёва Полина, «Ты».

Молодой автор поведал в своём рассказе о любви, которая расцветает эпизод за эпизодом и… превращается в одинокую драму. Нет, смерти здесь нет. И нет войны. Однако есть нечто психическое, в рассказе не определённое (а надо бы определить, ибо реализм), из-за чего герой заявляет героине: «Не надо меня любить». На вопрос «что делать?» ответа у героини нет. Верный ответ знает её подруга, подсказывающая: надо жить. Совет хороший, минорная пьеса оканчивается мажорным аккордом, как полифонические произведения Баха и композиторов его эпохи. Мы тоже дадим автору один маленький, но полезный совет: обратить внимание на русскую грамматику. В рассказе там и сям мелькают грамматические ошибки, при виде которых вспоминается чеховская «Жалобная книга»: «промелькнуло у меня сквозь сон, сладко положив голову на подушку и написав»; «скрываясь от дождя у тебя, мне захотелось»; «однажды проснувшись, мне открылась простая истина»; «не сказав тебе этих слов, всё могло бы обойтись».

 

Ольга Карпова, «Мы были, любимый, мы были…»

Неправда, что любовь в разлуке засыхает. Неправда, что любовь смертна. Неправда и то, что огонь злобы спалит наш зелёный мир и загубит на корню человеческое счастье. Вселенная примет нас, детей своих, и звёзды соединят разлучённых навеки. Не разминуться б только в синеве бескрайней! «Мы встретимся, любимая, непременно встретимся», — шепчет герой, и нет такого читателя, который не поверил бы старику. Не потому, что он перешагнул революцию и две войны, но потому, что любовь его столь велика, что прочертит маршрут сквозь миры вечности.

 

Валентина Орлова, «Прозрение».

Скорее дидактический, нежели художественный рассказ. Скорее моралите, нежели реализм. Но есть у этого текста одна сильная сторона: он вызывает в читателе обострённое чувство справедливости. А пробуждение это чувства — гарантия неослабевающего читательского внимания. От рассказа нельзя оторваться, несмотря на предсказуемый финал. Наш бойкий XXI век, который во главу угла ставит деньги, «успешность», социальный статус и прочие атрибуты пустоты, очень нуждается в подобных моралите.

 

Оксана Орлова, «Как мне тебя завоевать?»

Долгая любовь его и её, далеко не первая у обоих. Как завоевать сердце женщины, которая боится семейной жизни, боится заедающего быта, а особенно страшится стать третьей (по счёту биографическому, а не конфессиональному) женой любимого? Рассказ о страхе, что мешает принять любовь на все сто процентов, отдаться ей сполна. О страхе потерять любовь, смешать её с комнатно-кухонной жизнью.

 

Муха, «…и зоопарк».

Короткий рассказ, пришедший в последний день. Единственный рассказ, в тот день одобренный и принятый. Рассказ, чья композиция напоминает цепочку лирических эпистол Нетты Таль: главное, историческое в судьбах героев проступает неприметно, эпизод за эпизодом, реплика за репликой. Читателю и не догадаться, что соседи, чьи отношения состоят из сплошных противоположностей, — бывшие супруги. Не догадаться и о том, что их общее чувство — отнюдь не ненависть, а пронесённая сквозь годы любовь.

 

 

* * *

 

Два рассказа остановились у самого порога списка. Ещё шажок, ещё усилие — и заветная черта была бы пересечена.

Ольга Харитонова, «Портрет».

Ярик Ленциус, «Там, где всегда тепло».

Оба текста сюжетно хороши, реалистичны, полны лирики и производят хорошее впечатление на читателя. Беда у них тоже общая: русский язык.

Из рассказа Я. Ленциуса: «Взяла наработки вместе с парой кратких рассказов, которые я всё забывал забрать домой, назвавшись напоследок Любой» [я… забывал… назвавшись… Любой]; «Серегу съедало от любопытства» [съедало или снедало любопытство]; «прогулка городом» [по городу]; «выбивал из гитары» [пыль?]; «насыщено [насыщенно] прибивались» и мн. др.

Из рассказа О. Харитоновой: «высился молодой человек»; «поднимали перед глазами карандаши»; «открыли пулеметную очередь» [открыли [вели] пулеметный огонь либо дали очередь; фразеологическая ошибка]; «тройник-удлиннитель»; «Толи не решаясь войти, толи»; «бардак наводится мгновенно» [наводят порядок, а не бардак; фразеологическая ошибка]; «разузнать, разобщаться» [разобщаться — это о народах, люди могут пообщаться, поговорить; избегайте лексических ошибок, следите за приставками, они меняют значение глагола до неузнаваемости].

Жюри думает, что у обоих авторов впереди сильные рассказы.

 

 

* * *

 

Среди семидесяти с лишком текстов непросто было отобрать лучшие по художественности, грамотности, умению строить сюжет и соответствию заданной теме. Жюри просит не огорчаться тех авторов, чьи имена не украсили лонг-лист. Конкурс будет продолжаться. Совершенствуйте своё мастерство, а в первую очередь учитесь правильному русскому языку, ибо язык — важнейший инструмент писателя. Другим инструментом служит упомянутое выше воображение. Когда прекрасный стиль соединяется с неутомимой фантазией, на свет рождается шедевр.

 

© Олег Чувакин, 11-13 июля 2018

Услуги опытного редактора, а заодно и корректора через Интернет. Ваш текст причешет и отутюжит Олег Чувакин. Вам сюда!

Подписывайтесь на «Счастье слова» по почте!

Email Format
497

21
Отзовись, читатель!

avatar
12 Ветка отзывов
9 Ветка ответов
0 Подписчики
 
Наибольшее число ответов
Горячая тема
14 Число отозвавшихся
Ирина КорниловаНетта ТальАлександр ЮМИветтаИрина Бирюкова Авторы последних отзывов
  Подписка  
Подписаться на
Наталья
Гость
Наталья

Поздравляю полуфиналистов, молодцы! Лично для меня оказался внутренне очень близок рассказ «Ливень». Поздравляю Инну Ким) Спасибо организатору конкурса — Олегу Чувакину, было интересно)

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Наталья, вот Вам такое отдельное писательское спасибо — Вы даже не представляете какое! А то тут пишешь, пишешь и такое ощущение, что делаешь это исключительно для себя, потому что единственный твой читатель, который понимает и принимает то, что ты пишешь, — это ты сама. Нет, Читатель нынче — редчайшая драгоценность. В отличие от писателей, коих — нас — тьма. Тут смайлики, смайлики, смайлики — дабы смягчить и облегкомысленнить сию горькую правду.

Наталья Михайлова
Гость
Наталья Михайлова

Инна, прочитав ваш рассказ, хочу отметить милый лирический почерк вашего произведения: словно ручеёк. У прозаиков существует понятие мелодии строки. Это успешно вами выполнено. Это не набор профессиональных терминов, что может выполнить и робот с заданной программой, а совершенно искренний, душевно раскрывшийся человек.
Желаю испытывать себя и на другие, не заданные темы. У вас получится!
Дальнейших успехов!

Татьяна Попова
Гость
Татьяна Попова

Благодарю членов жюри за огромный труд. Мне очень приятно попасть в длинный список «Истории любви». С чистым сердцем могу признать, что согласна с критикой своего рассказа полностью. Увы, исправиться в данном случае не смогу: если бы я могла «влезть» в сердце (потому что «в шкуру» в данном случае писать не хочется) мужчины-однолюба (а я знаю, такие есть, посчастливилось встречать) и описать его чувство, то я была бы Львом Толстым или Эмилем Золя (только женского пола). А я — всего лишь любитель, получающий безмерное наслаждение от писательства и от таких конкурсов, как этот.

Наталья Михайлова
Гость
Наталья Михайлова

Да, действительно, было очень интересно!
Искренние поздравления всем участникам и отдельно — наиболее успешным конкурсантам!
Жалею, что поздно вышла на конкурс и не успела прочитать, как оказалось — много интересных рассказов, а где-то не успела оставить комментарий. Например, к рассказу «А ты и не знал», который мне очень понравился.
Насчёт своего творчества: я дописала рассказ, долгое время лежащий в черновиках. Благодарю… Он был мне очень дорог и морально труден. Вот ещё немного полежит, поправлю, и в путь.
Спасибо вам, Олег, что первоначально его отметили. Лишь фотография не пришлась по душе. Рыжеволосая, старообразная, плаксивая женщина — уж точно не моя героиня. Наверно, потому что вы очень молодой и не представляете, какими привлекательными могут быть женщины даже в преклонном возрасте.
На вашем сайте много увлекательных материалов, рассказов, и ваши произведения ещё не все прочитаны…
Дальнейших творческих удач и побольше радостных дней!
Долгие годы вашему сайту!

Иветта
Гость
Иветта

Уважаемая Наталья!
Я автор рассказа «А ты и не знал». Мне радостно, что мой рассказ пришёлся Вам по душе. Не думаю, что время комментариев безвозвратно упущено. Была бы счастлива прочитать Ваш отзыв. Буду ждать.

Инна Ким
Гость
Инна Ким

Ой, спасибо, порадовали! Конечно, как умная женщина, я понимала, что мой рассказ не совсем та история любви, какая была обозначена в условиях конкурса, но Олег сам очень верно подметил, что герои редко ведут себя так, как это планирует писатель, а моя Лялечка тем более)) Нет, она любит — честно-честно, оба раза любит. Но всё это действительно репетиция будущей любви. Так что спасибо ещё и за точное прочтение! Единственно, что жаль: не увидела в длинном списке несколько симпатичных лично мне имён. Особенно — Тату. И автора чудесного деревенского «Чужого». Но опять же как умная женщина) — я понимаю, почему. Не совсем история не совсем любви, да?) Вообще ужасно трудно со всеми вами расставаться — прикипела… К Олегу, конечно, буду захаживать) Всех люблю! А те, кто щедро поделился со мной своими почтами, ждите моих длинных назойливых писем))) Недельки через 2-3, когда я вернусь из «дремучего леса», где нет интернета, вообще ничего! Ваша Инна Ким.

Ирина Май
Гость
Ирина Май

Поздравляю полуфиналистов!
Спасибо ещё раз за интересный конкурс.

Ирина Май

Владимир
Гость
Владимир

Спасибо, Олег!
Ваша похвала дорогого стоит.

Засыпкина Марина
Гость
Засыпкина Марина

Поздравляю всех авторов, которые вышли в полуфинал ! Это ещё одна ваша маленькая победа! Я знала, конечно же, что не попаду в этот список. Знала, но… всё равно немного расстроилась. Думаю, это нормальная человеческая реакция! Но я рада видеть здесь два рассказа, которые мне особо полюбились. Это «Привет, любовь» и «…и зоопарк». Потрясающие произведения, которые невозможно забыть. Желаю им победы!!!

Нетта Таль
Гость
Нетта Таль

Спасибо большое, Марина!

Нетта
Гость
Нетта

Вот это да! Такой развернутый и обстоятельный обзор, столько всего важного и тонко-подмеченного, а я почему-то думала, что будет просто список ссылок на рассказы полуфиналистов. Но не тот человек Олег, тут либо все, либо ничего. Спасибо огромное, это же работы на три дня (с 11 по 13)!

Я ужасно рада, что прошла этот этап, и считаю, что это уже огомное достижение. Жаль, конечно, что некоторые рассказы, которые мне казались действительно безупречными не прошли, но тут решает жюри. В свою очередь только скажу, что среди этих работ были действительно очень хорошие, теплые, тонкие, трогательные… Спасибо авторам.

А мы будем с нетерпением ждать продолжения, это покруче чем чемпионат мира по футболу:)

Боря
Гость
Боря

Всех вышедших в полуфинал — поздравляю!
Немного удивлен непопаданием в него харьковчан (Александр ЮМ) — жюри ранее так хорошо о их рассказе отзывалось.
Насчет замечаний — конечно же, надо прислушаться. Возможно, «канцелярские» вкрапления — это следствие работы в политСМИ, которая могла подпортить художественный стиль. А появление слова «данный» — следствие борьбы с четырьмя всадниками лингвистического апокалипсиса (Этот ангел, Такой ангел, Былинный ангел, Что за ангел). Оказывается, у Этого ангела есть еще и телохранитель — Данный ангел :))) В общем, нужно работать и работать, и такие конкурсы — это прекрасные «тренажеры», с помощью которых можно проверить, проанализировать и «прокачать» мастерство.

Александр ЮМ
Гость
Александр ЮМ

Спасибо, Боря, что заметили!)

Наталья Михайлова
Гость
Наталья Михайлова

Хочу выразить мнение о творчестве двух авторов.
Прочитав рассказ Натальи Колмогоровой «Оса, летящая на аромат», восхищаюсь её — словно невесомым стилем повествования, но волшебно за собой увлекающим. Светом, теплом и радостью веет от творчества Натальи, мастерски владеющей словом. Русским, задушевным словом!
Неизгладимое впечатление оставляет рассказ «Портрет» Ольги Харитоновой
Вот это уже не сценарий и не смахивающий на очерк рассказ, строго написанной по теме. Это настоящая проза: не избитая, потрясающая глубиной мысли и чувств.
Недаром говорят, что нет конца миру, нет конца слову.
И всегда найдутся читатели подобных рассказов.

Ирина Корнилова
Гость
Ирина Корнилова

Уважаемое жюри, спасибо огромное! Также спасибо всем, кто прочитал мой рассказ. Я счастлива! Амбиции удовлетворены, судьба дальнейшей литературной деятельности решена: буду творить! От всей души, искренне поздравляю победителей!