Ринат Мусин. О лириках и критиках

Аффтар, пеши исчо!Так себе!Недурственно!Замечательно!Автор молодец! 5+! (Оценок: 5, средний балл: 3,60 из 5)
Загрузка...

Книги на полке, фото, иллюстрация

 

Часть первая. Пробная

 

Критерии оценивания.

Сразу хочу сказать, во-первых — лириков считаю существами сверхагрессивными. Взять любого — Пушкин (задира, дуэлянт и почти революционер), Лермонтов — туда же, Есенин — вообще полная оторва, Блок — восторженный революционер и даже в ЧК работал (кажется), Маяковского, думаю, представлять не надо, и даже автор «Алых парусов» — тот еще был террорист)).

Во-вторых — избитых сюжетов и идей не существует. Встречу с богом описывали задолго до Гете, и ничего, уже которое тысячелетие валяют нетленку и фанфики на Тору, и еще столько же будут ваять, Булгаков отнюдь не последний.

Поэтому, если уж посчастливилось попасть на лирический конкурс с элементом фантастики — то поверьте, реальные критики порвали бы нас всех на кучу маленьких резиновых лоскутков, за корявые руки, неразвитые мозги и атрофированные чувства.

А в данном случае получается так, что если в лирическом произведении (которое априори можно назвать «идеальным, на пять», которое призвано воздействовать не на сознание, а на чувства) — и вдруг появляются претензии к стилю, логике, орфографии и особенно к пунктуации — то можно уже начинать понимать, какая будет оценка.

Но самих оценок ставить не буду.

Сумбурно? Ничего, поехали.

 

Алина Ревякина. Второе пришествие.

«…я была активна» — время сейчас такое, кто-то активен, кто-то пассивен. Двусмысленность.

«высокое ясноокое лазурное небо» — нарушен смысловой синонимический ряд, определения идут обычно по возрастанию эмоционального восприятия, если это не задумка автора, то… нет, не задумка.

Просто настоятельно рекомендую задуматься над особенностями читателей. За словом «свитшот» мне пришлось лезть в Яндекс. У свитшотов есть такая особенность — быть простыми, но дорогими? Яндекс, зараза, ничего по этому поводу не сказал.

Да, и еще по описанию щиколоток парня в реперской шапочке (опять полез в поисковик посмотреть, что хоть это за шапка такая) пришлось снова возвратиться к парню в свитшорте, проверить на месте ли у него штаны. Штанов, в отличии от репера, у того не оказалось. Загадка. И самое загадочное — не понял, какие чувства у меня хотел вызвать автор. Вот.

 

Александр Тяпкин. Глеб и Ира.

Вшидевр! Именно так, как написано. Без сомнений.

Просто идеально.

Я понимаю, что автор видно (может быть) перепутал, и подумал, что надо написать текст на 1 тыс знаков. Но…

Есть завязка, основная часть с кульминацией, развязка. Есть автор-писатель. Есть фантастический элемент. Есть чувства. Есть трагедия. Есть любовь, справедливость, дьявол и бог, есть картинка (!), есть смысл, место для фантазии, танец, вода и старый дуб, и подсмысл тоже есть, и не один. Есть вообще все, кроме ошибок.

С удовольствием перечитал данную миниатюру и в восьмой раз.

Конечно, на любителя, но автор своего добился — у него самого есть хотя бы один благодарный читатель.

 

Томара. Светозарка.

Первая половина рассказа — эпика чистой слезы, вторая — драма. Предположим, что получилась лирика. Что, в принципе, и получилось.

Второе. Пересказывать сны — неблагодарное дело, особенно если пересказывать их людям с развитой фантазией (которые к тому же иногда свои сны записывают).

Третье. Копать собственную душу — еще более неблагодарное занятие, хотя сам грешен, понимаю, но два непревзойденных мастера (Ницше и Фрейд) — раз и навсегда отбили у меня и второе, и третье желания. Если кому случайно в голову придет начать сравнивать свое творчество с этими титанами, то можно потерять не просто веру в себя, а самого себя.

И, конечно, без сомнения, пунктуация…

 

Александр Балашов. Потолочный заяц.

Претензий вообще никаких. Все норм. Лирика, фантастика.

Не разбор, уж тем более не критика, просто ворчливое назидание.

Дело в том, что я примерно представляю, что было (написано) в той книге. Была у меня такая, лет двадцать пять назад, в оранжевой обложке, «магия гипноза», хе-хе. И уж поверь, дорогой автор, необычные способности даются просто неимоверным трудом. Самый простой способ стать буддой — надо не спать сорок дней подряд. На четвертую ночь, сидя на потолке, глядя, как меня причудливо обтекает свет, и прикуривая сигарету от пальца, пришло понимание, что проще сыграть в ящик, чем стать принцем гаутамой. Есть, конечно есть люди, которым дар простого порядка достается с рождения — «зеленый палец», «золотые руки» — но и это необыкновенные люди, уже крайне сложные, особенно в описании.

Да, дорогой мой автор, ты взял одну высоту, но это холмик по сравнению с Эверестом. Только представь, что твое произведение вошло в бронзовый фонд лирической литературы, и теперь вообрази тысячи бедных школьников, которые вынуждены писать на тебя критику (сочинения). За какие такие шиши главгер получает такие дары? Дары высшего божественного уровня, между прочим — «знать наперед», «делать из энергии материю» и (наверно) — «воскрешать мертвых». За то, что его препод в училище «мучает»? Ого, сильно. И вообще, что в нем особенного — тело, душа, способности, возможности, стихи, где? Просто так на голову свалилось, никого рядом более достойного не нашлось?

Автор, видишь, там, на горе — возвышается крест? Вот то-то и оно….,

Вот такое странное замечание, уверен, что автор поймет. Не сейчас, так потом.

 

Андрей Тесленко. Танцы с ограниченными возможностями.

Начало — замечательное, что редко бывает. Приготовился вкушать, думая, что автор еще круче распишется ближе к концу, но случился облом.

Произошла довольно банальная вещь — автор слабо овладел фактическим материалом. Просто видно что человек никогда не ломал позвоночник (и вообще слабо представляет почему сломавший позвоночник на вопрос фашистов «хребет или зубы?» — не секунды не сомневаясь выберет зубы, хоть все, можно и без наркоза, переживу), не возился с утками, не проходил курс физиотерапии, не мечтал встать с этого чертового спецматраца и покурить взатяг, и тд и тп.

Единственное светлое пятно — запах женщины на грифе штанги.

Рассказ по реальным событиям — прекрасно…, но почему я ощущаю вместо вызываемых чувств лишь то, что автор захлебывается? Обычно это происходит, если словарный запас маловат. И ничего в этом страшного нет — кто-нибудь может сам попробовать описать один день из жизни лаборантов обычной агрохимической лаборатории. Тоже захлебнетесь, а они так разговаривают))

Так что советую автору как то на досуге почитать словарь, причем любой, а лучше вообще — энциклопедию (на бумаге, естественно). Будет интересно, уверяю.

 

Маргарита Себелева. Мальчик в хлеву.

Название подкачало. Стиль ужасен, автору с трудом удается даже подбор глаголов. «Послышался запах», «лавируя балки», «пустил никотин, потом взял другой», «погрузнувший в долгах» и тд и тп — это что, и вообще как?

Граждане-товарищи, когда пишите, иногда подумайте — ну вот можно ли по вашему рассказу учить детей литературе, русскому языку и родной речи? Если бы кто-то случайно, внезапно и вдруг (как у нас часто бывает) решил внести «это» в школьную программу — вы вообще осознаете последствия?

 

Роман Комаров. И жала мудрыя змеи.

Отлично. Особенно порадовало, что автор смог обогатить мой личный запас афоризмов «небыстрыми танками», и прям вживую показал как можно выдавливать по капле из самого себя раба и делирий, как Чехов. И, главное, смог затронуть такие глубинные струны — и забытые богом городки, и дуализм существования от Пушкина к Гоголю (подмигиваю автору) — что прямо красота.

Блохи:

— «начиная от первоклашек и кончая завучами» — заканчивая? от первоклашек до завучей? Изменить, в общем.

— «Сегодня он спас мир» — резануло, перебор с пафосом, хотя и ясно, что не последнюю роль играет легкое похмелье и встреча с Додоном. Но автор с читателем знают, что не весь мир. Может — кусочек? Что-то важное в мире? Подумать, в общем. И подумать — может последнего «Сережу» заменить на «Сергея»? Как-никак — поселок целый спас. Не мальчик, но муж.

 

Дмитрий Жуков. «У нас, писсателей…»

С удовольствием перечитал и во второй, и в третий раз. И в третий раз показалось куда глубже. Как бы сказать — печаль сквозь улыбку? В общем, всем (в том числе самому себе) — совет: учитесь на примере, как можно с юмором писать об очень серьезных вещах (относится и «жалам мудрыя»).

Иногда подтанцовывающие запятые и прописные автор сам подправит, надеюсь.

 

Исажон Султон. Дивный сад.

Ох, хорошо накатило, спасибо автору. Хотя, конечно, автора удивит то, что он сумел затронуть (внутри конкретного меня).

Надеюсь, ни для кого не секрет, что автор(ы) зачастую любит черпать вдохновение из снов, любит пострадать (вместо других), часто видит кучу приоткрытых дверей, слышит топот копыт когда печатает на клавиатуре, и шепот бога — под скрип пера, и когда мысль перестает быть его собственной.

…ребята, которые охраняют мой «дивный сад» — те еще твари. Шестеро. Сволочье высшего пилотажа, кураторы над богами, у каждого своя специализация. Правда, я и сам могу такое — Нео из Матрицы тоскливо курит в сторонке.

И прочитав этот «Дивный сад», я с сожалением вздохнул — эх, мне бы такого привратника, нашинковал бы его в капусту, и с хохотом прошел бы (наконец-то)!

И, да, довольно забавно очухиваться, каждый раз в полной уверенности, что у тебя горло располосовано от уха до уха, и в груди как минимум три дырки от железных предметов, которыми тебя только что проткнули.

Вот такие забавные чувства-мысли вызвал рассказ.

Спасибо автору, без помарок, вдумчиво, глубоко, молодец.

 

Ангелина Сергеева. Анна.

Автору реально повезло, что он попал именно на этот (такой) конкурс. Иначе бы… да, разорвали бы в клочья, укатали бы в асфальт навсегда.

Итак, пересказ. Немолодой Писатель, 39 лет, потерявший жену, бездетный, находит в детдоме девочку 2,5 лет и… (перечитал последнюю часть раз семь-восемь)… и что он делает (?) — убеждает весь мир, что вот это тельце с бантами и есть его «черноволосая с веснушками» — женщина, жена?

Автору сейчас надо превратится в диктофон и внимательно прослушать записанное (даже если покажутся глупыми придирками).

  1. Палец изо рта девочки убрать, и не упоминать нигде и никогда.
  2. Девочка не говорит? Прекрасно. Пусть заговорит. Первый раз. Пусть скажет, что она его узнала, он ее… папа, к примеру. Узнавание должно быть обоюдным. По обоюдному желанию, в общем.
  3. Для того чтобы девочка заговорила можно дать имя Писателю.
  4. Самое важное — сосредоточиться не на словах-неподвижных-маркерах — печаль, одиночество, потеря, находка — а на словах-чувствах-действиях: поиск (пусть главгер точно знает что она жива), условный знак (на теле, условное слово, парольная фраза, как обычно). Плюс невинность в каждой фразе, никаких волос и уж тем более брызг(!), никаких челок и плеч — что он испытывал рядом когда она была, и что испытывает теперь когда ее нет. А вот его чувства «после-во-время находки» можно описать физическим порядком — что испытывает человек, когда потерял руки-ноги-голову-челку и их ему пришили заново. Уж наверно он не будет их снова в газонокосилку совать, да?
  5. Если это действительно Анна — его жена в теле девочки — придется так и сказать, в лоб, и автору надо продумать железобетонную систему аргументации.

Мне пока трудно представить рассказ вне конкурса (без крайне серьезной доработки).

Написано хорошо, спору нет.

И потенциал у автора есть.

Вот такие дела.

 

© Ринат Мусин, 2017

301

Отзовись, читатель!

21 comments — "Ринат Мусин. О лириках и критиках"

Подписаться на
avatar
Рита
Гость
Рита

Прочла много рассказов. Жаль, не все. Многие заинтересовали. Кое какие — нет. А в Ваших «критиках» особенно понравилось выражение: «порвали бы…за корявые руки, неразвитые мозги…» Пожалуй Вы правы. Здорово!

Ринат
Гость
Ринат

Олег просто огромный молодец, что ставит к рассказам картинки. Очень круто, очень помогает. Пролистываю, вижу знакомую картинку — прочитываю второй раз — начинаю микрорецензию.
И да, кста, авторам, которые реально болеют своим рассказам лучше честно написать, что не хотел бы видеть ничего кроме как в коммах к рассказу, есть и такие, мнение нужно уважать, без проблем.
Просто нужно понимать, что когда вдруг подряд прочитал даже 3-4 рассказа, и опять 25, те же, там же , по тому же месту и даже опечатки похожи — внутри микрорецензента может проснуться макрозверь)))

Гость

Жду продолжения! Очень интересно мнение прфессионалов

Гость

В конце апреля и я что-нибудь напишу. О текстах финалистов. О тех, что мне полюбились.

Гость

Жду с нетерпением.

Роман Комаров
Гость
Роман Комаров

Вы проделали огромную работу! Спасибо! Жму руку.

Мария
Гость
Мария

Хорошо написанный обзор приятно читать. Не со всеми тезисами согласна, но обсуждать в этом комментарии это не буду. Одно ма-ахонькое замечание специально для уважаемого Рината Мусина: Вы упоминаете фразу «послышался запах» как странную и непонятную в битве с глаголами. Я пока ещё не дошла до упомянутого рассказа, но сразу Вам скажу: «Послышался запах» — вполне нормальная литературная фраза, довольно часто встречающаяся в разных произведениях. Если Вам она до сих пор не попадалась, это ещё не повод.

Мусин Ринат
Гость
Мусин Ринат

Мария, очень приятно, действительно не повод)) Сам раньше помню бился за каждое слово, но в итоге понял, что если даже человек с полным отсутствием литературного вкуса делает замечание — то лучше стереть предложение целиком и переписать его заново используя например «почудился» — действительно получается лучше в большинстве случаев))

Владимир
Гость
Владимир

«Проходя перед хижинами галласов, слышишь запах ладана, их любимого куренья». Н. С. Гумилёв, «Африканский дневник», 1913.
«Помню, что нос мой несколько раз натыкался на чьи-то ляжки, что в рот мне попадал чей-то сюртук, что вокруг себя со всех сторон я слышал присутствие чьих-то ног, запах пыли и violette, которой душился St.-Jerome.» Л. Н. Толстой, «Отрочество», 1854 г
Стереть и переписать заново?))

Мария
Гость
Мария

Знаете, Владимир, полагаю, что Николай Гумилёв и граф Толстой могли писать как Создатель на душу положит))) с литературным вкусом у обоих всё хорошо было))) У них своих критиков было — нам не приснится!
А нынешние авторы живописуют столь занятно, что стандартные литературные «красивости» выглядят в повествовании инородным телом. Но за «Мальчика в хлеву» я таки слегка обиделась. Хоть и не моё это дитя…

Иващенко Галина Федоровна
Гость
Иващенко Галина Федоровна

Ринат,благодаря вашиму «разбору полётов»,я заново перечитала все,упомянутые вами рассказы,и поняла только одно-во многом я «не догоняю».Видимо издержки возраста.Ваши замечания мне понравились, особенно к рассказам: «Анна»и «Потолочный заяц».Замечания ко мне тоже нормальные.Участие в конкурсе для меня — это как влиться в молодежную волну.Ты тут плавашь,все видишь,и никому не мешаешь.Да еще так многому учишься у таких молодых и талантливых.

Екатерина
Гость
Екатерина

Я думала, это случайность, но нет. «Автору сейчас надо превратится в диктофон» ПРЕВРАТИТСЯ. Да что ж такое-то. Уважаемый Ринат, что у вас было по русскому в школе?

Ангелина Сергеева
Гость
Ангелина Сергеева

Ринат, во-первых, спасибо за обзор моего рассказа. Во-вторых, охотно соглашусь, и укатали бы, и разорвали. Но на «придирки» очень хочется ответить (особенно мне понравился пункт №4 — здесь Вы бесконечно правы).
1. «Палец» оставлю — просто не вижу в нем ничего крамольного. Или все же с ним что-то не так?
2. Тут, позвольте, если бы она заговорила — получился бы роман, задание у нас «короткий рассказ».
3. У Писателя есть имя (или после семи-восьми раз прочтения Вы его все-таки не нашли?).
4. Если главный герой будет знать, что она жива, увы, это будет не моим рассказом: конец печали, снежной тоске, вперед к поискам и светлому будущему. А в остальном, что же, Вы правы, как я отметила Выше.
5. Наконец, лирика — это часто не аргументация, а возможность додумать и домыслить для читателя. «Железобетонная система аргументации» хороша в науке, но здесь я пишу не дипломную работу: она это или не она? Случайное совпадение или перерождение? Пусть это каждый определит для себя сам.

Ринат
Гость
Ринат

Анна, вы похоже не очень поняли смысл (главной) претензии. Бывает) Для начала расскажу историю про своего друга — его оштрафовали и продержали несколько суток в обезьяннике за свастику, которую он разглядел на официальной эмблеме командующего фронтом РККА, В. Шорина — и поставил себе на аватар, то есть впаяли вполне такие реальные санкции за официальную эмблему Красной Армии, подтвержденную приказом № 213.
Ваш рассказ — умерла официальная жена — но есть девочка. Что я должен домыслить — Набоков, Лолита?
Но Набоков сразу железобетонно писал — да, мой Гумберт любит молодость, в самом что ни на есть сексуальном плане.
Есть ли у вас в тексте сексуальный подтекст? Есть, и много — вы не описываете, что творится на душе у писателя, вы подаете все физической формой — он у вас «физически ощущал» — волосы, брызги, тело Анны, туда же — «глубокий грудной голос директрисы» и колобок то в кокетливой шляпке, доверчиво протягивающий руку лисе (!) финальный добивающий аккорд — «засунув палец в рот она доверчиво наблюдала за мужчиной».
Упс.
И вот тут, после того как стало ясно что писатель четко ассоциирует ребенка со своей женой — бывшим сексуальным партнером (девчонка, челка, худенькое личико странно знакомое) — начинается самое интересное.
А прижимая к себе «теплое маленькое тельце» — писатель вообще чего собирается с ним делать?
Купать как собирается? Отдельная кровать или вместе спать? А сколько лет он сможет воздерживаться прежде чем…?
А?
Хор-р-рошие вопросы возникают после прочтения текста, не так ли?

Ангелина Сергеева
Гость
Ангелина Сергеева

Ринат, Вы, видимо, тоже меня немного не поняли) С Вашим замечанием № 4 по поводу сексуального подтекста я полностью согласилась. Хотя, конечно, и удивлена — когда я писала рассказ, мне и в голову не могло прийти, что читатель дойдет до параллели с «Лолитой». Вероятно поэтому рассказ так и выглядит: мое сознание эта, выделенная Вами, сексуальность просто обошла стороной, пришлось даже перечитать все заново и постараться взглянуть Вашими глазами, чтобы понять о чем Вы говорите. По крайней мере, того смысла, который Вы нашли в рассказе, я не подразумевала и теперь даже страшно подумать о том, какое впечатление сложилось у других читателей, интерпретировавших эту историю подобно Вам… Впрочем, надеюсь, не все взглянули на нее таким же своеобразным способом.

Ринат
Гость
Ринат

Спасибо за понимание)
Дело автора — написать. Дело читателя (потребителя) — употребить. Желательно сказать при этом автору — а что понравилось, а что нет, и конечно же в первую очередь — сравнить. Сравнить — в первую очередь. И не волнуйтесь вы ради бога так. Впоследствии вполне возможно что вы реально начнете думать: как именно и на что «противозаконное» подцепить читателя так, чтоб он сел одним человеком, а встал — другим…
…вот в том то и дело, что у вас в тексте это все не запрятано,,,… и не напоказ — а «просто, так получилось», ангелы-демоны нашептали.
Но очень крутые авторы могут использовать эти идеи так, что Набоков нервно курит в сторонке. Вспомните Лиона от Люка Бессона. Вся трагедь и прочее, делающее фильм шедевром надолго, и для многих — это именно любовь и сексуальное влечение уже пожилого итальянца к маленькой, хоть и не совсем невинной девочке. Все вокруг этого, но приходит хоть кому мысли о непотребности и извращениях?
И полезно делать так, чтоб не приходила, чтобы видели именно то, что задумывалось, а не то, что «домысливать и додумывать читателю»))

Ангелина Сергеева
Гость
Ангелина Сергеева

Ох, Ринат, в Вас однозначно живет коварный провокатор)
И еще, мне всегда было любопытно, каким образом сложилась бы история, выживи Леон.
Разве возможность «домысливать и додумывать» не интереснее? Зачем давать читателю однозначное? Это даже скучно, в конце концов, и немного отдает морализаторством (в духе «вот расскажу я историю, а читатели из нее единственно правильный вывод сделают о том, как жить нужно, что хорошо, а что плохо, что черное, а что белое, потому что другого не подразумевается»). Мне всегда казалось, что произведение должно быть разноцветным, оттеночным, если так можно сказать.

Ринат
Гость
Ринат

Напишу еще чуть) Само название — Анна. Есть много названий — дон Кихот (он такой, разный, однозначно-неоднозначный), Мастер есть вот такой, странных дел мастер; и Маргарита, тоже неодназначная и разнообразная. В конце концов есть война, есть мир, есть герой нашего времени, есть братья Карамазовы, Алиса, маленький принц и Гамлет — они вот такие не черные, не белые, раскрытые своим автором до последней буквы. Есть даже вождь краснокожих, который вообще совсем не вождь)))
Меня вот и сбило с понталыку. Анна? Анна Австрийская? Донна Анна из Гумилева? Аннушка с маслом?
А рассказ то вообще не об Анне, а об писателе, и о его чувстве к этой некой Анне. И мне, как читателю, приходится отбросить всех известных «анн», и рассматривать (вместо нее) — писателя — что хоть для него значила эта Анна? И если брать пример опять того же бедного Лиона — он перенес привязанность и любовь с Сицилии на цветок, а с цветка — на девочку, и он будет ее аккуратно купать, одевать, спать рядом в кресле, поить молоком — но ничего пошлого ни за что не допустит, никогда, ни за что (пока не придет время) — Бессон не дает усомнится в этом ни в коем кадре. А в вашем тексте отнюдь все неоднозначно… Эммм… надеюсь доходчиво объяснил)

wpDiscuz